РАССЕИВАЮЩИЙСЯ ДЫМ

Когда эта самая мучительная тренировка в моей жизни подошла к концу, я оконча- тельно осознал тот факт, что мое превращение в "принца" принесет мне только несчастья. Удастся ли мне дожить до окончания учебы, если события будут развиваться с такой скоростью? Впервые в жизни я серьезно задумался о том, не собрать ли мне вещи и не выскользнуть ли в дверь ночью, как это сделал несколько лет тому назад Самый Старший Брат Юань Тин. Сейчас рассказ Юань Бяо об уличных акробатах казался не такой уж плохой мыслью.

Я утомленно сполз по стене гимнастического зала. После занятия Учитель ушел проведать друзей, предоставив нам редкую возможность заняться своими делами. До отбоя оставались долгие часы, и я отправился в камеру хранения немного вздремнуть.

Устало пошатываясь, я брел по коридору и заметил сильную руку только в тот миг, когда она схватила меня за плечо.

- Что такое? - равнодушно разворачиваясь, спросил я. Передо мной стоял Юань Лун. В голове мелькнула туманная мысль: "О, нет!.. Только не сейчас".

Но вид Самого Старшего Брата не предполагал, что он готовится к драке. Во всяком случае, не сегодня.

- Юань Бяо заболел, - сказал он. - Пойдем к нему.

Во дворе толпа учеников сидела на корточках вокруг Юань Бяо, который лежал, обхватив руками живот.

- Что случилось, Юань Бяо? - спросил я, встряхнув головой, чтобы разогнать ос- татки сонливости.

- Живот болит, - со слезами на глазах ответил он.

- Наверное, просто объелся, - заметил Юань Тай. - Я видел, как ты набивал рот печеньем за обедом.

Юань Лун двинул второго по старшинству брата в плечо:

- Заткнись, идиот. Учитель и Госпожа вернутся поздно вечером. Если парень загнется, мы окажемся по уши в дерьме.

Юань Тай сглотнул слюну:

- Э-э-э... Может, позвонить им?

Самый Старший Брат закатил глаза:

- Конечно, только кто знает, где они сейчас? Кстати, лично мне совсем не хочется отрывать Учителя от отдыха.

Я помог Юань Бяо усесться и спросил у всех

- Чем лечат боли в животе?

Все принялись перешептываться друг с другом.

- Мороженым? - предположил Юань Квай, и Юань Лун отвесил ему затрещину. Тут заговорил Юань Ва. Это был гибкий паренек, который вызывал у всех учеников благоговение своим мастерством в связках движений боевых искусств. При занятиях упражнениями "замри" он оставался неподвижным, как статуя, очень долгое время после того, как все мы выбивались из сил. На руках он мог стоять до бесконечности. Однажды, когда Учитель позволил нам отдохнуть, этот мальчик остался в стойке на голове и стоял так до тех пор, пока кто-то не сообразил, что он просто уснул в этом перевернутом положении.

Эти почти нечеловеческие способности придавали любым его словам сверхъестес- твенную власть. Он говорил редко, но, когда это случалось, его слушали все - даже Самый Старший Брат. Сейчас он сказал:

- Я слышал, что при расстройстве желудка хорошо помогают сигареты. Остальные ученики тоже присоединились к этому мнению.

Трудность заключалась в том, что единственные сигареты, которые можно было найти в Академии, принадлежали Учителю и Госпоже. Таким образом, чтобы спасти жизнь Юань Бяо, кому-то нужно было пробраться в их комнаты и украсть эти сигареты! Завязался спор о том, кто станет лучшим кандидатом на этот подвиг. Юань Лун и Юань Тай отказались на том основании, что такое дело лучше поручить кому-то из младших учеников. Младшие возражали, что забота о них входит в обязанности старших братьев, так что это должны сделать они.

Тем временем Юань Бяо стонал от боли. - Я знаю! - воскликнул Юань Лун. - Это сделает наш принц Длинный Нос. - Что? - с жаром крикнул я. Почему я? - Ты - лучший друг этого малыша, - сказал Самый Старший Брат. Кроме того, рассуди сам: если это сделает кто-то другой и его поймают, тебя все равно накажут, верно ведь? Зачем же мучать двоих, если трепку можешь получить только ты?

Мне пришлось признать логику этих рассуждений безупречной. После вялых по- пыток свалить ответственность на кого-то другого я сдался и пошел в дом. Комнаты Учителя и Госпожи располагались в здании школы и соединялись с нашими помещениями длинным коридором. Когда я шел по нему, мое сердце отчаянно колотилось в груди. Открыв дверь, я вошел в их спальню и увидел несколько пачек си- гарет, лежащих на столике у кровати Госпожи. Одна из них, распечатанная, была полу- пустой. Я схватил ее, как спасательный круг, вынул несколько сигарет и развернулся к лестнице.

Тут меня осенило: когда они возвратятся, Госпожа непременно заметит отсутствие сигарет и наша проделка раскроется. Но что, если я возьму целую пачку? Вероятно, она решит, что уронила ее на пол, а может, вообще не заметит, что она исчезла. Чувствуя себя необычайно мудрым, я вложил похищенные сигареты назад в пачку, и взял со столика одну из пачек в целлофановых оболочках. Спрятав ее в ладони, я на цыпочках вышел из комнаты и вдруг почувствовал себя идиотом: вряд ли кто-то пошел следом, чтобы проследить за моим преступлением, - зачем же мне ходить крадучись, будто вору?

И все же я шел по коридору, постоянно оглядываясь через плечо, словно в любой миг из темного угла мог выскочить Учитель, который вновь оставит меня в дураках. Спустившись и оказавшись во дворе, я почувствовал себя героем-победителем, Мне удалось забраться в логово льва и похитить сигареты у него прямо из-под носа.

Ну, не совсем из-под носа. В любом случае, я совершил нечто такое, на что не осме- лился даже этот здоровяк Старший Брат.

- Черт возьми, он это сделал! - сказал Юань Лун увидев, как я выхожу из дверей, подняв пачку сигарет над головой, словно трофей. - Не думал, что у тебя хватит духу, Длинный Нос. Это был сомнительный комплимент, но из уст Самого Старшего Брата он прозву- чал так неожиданно, как если бы из скалы просочился мед. Он взял у меня пачку и сорвал целлофан, отшвырнув обертку на землю. Вскоре все мы кружком сидели во внутреннем дворике и попыхивали сигаретами. В своем пылком стремлении познакомиться с этим новым пороком многие позабыли о бедственном положении Юань Бяо.

- Как животик, крошка? - спросил Юань Лун, перекатывая тлеющую сигарету по нижней губе. Он был единственным, кому удавалось сохранять внешнее спокойствие. Что касается всех остальных, то одна из младших сестер уже обожглась и с плачем отбросила сигарету в сторону, Юань Квай катался по земле, кашляя и отплевываясь, а Юань Тай никак не мог раскурить свою сигарету и пристроил ее в уголке рта в надежде, что никто из других старших братьев не заметит, что она потухла.

Мне лично эта процедура показалась похожей на вдыхание выхлопных газов авто- мобиля, но я не собирался в этом признаваться. Тем временем Самая Старшая Сестра, утешавшая ту девочку, что обожглась, заявила мне, что курение вредит здоровью. - Не стоило переводить хороший табак на девчонок, откликнулся я, обидев- шись на то, что она совсем не оценила величие моего подвига. Она подхватила младшую сестру на руки и унесла ее в дом, чтобы смазать ожог соевым соусом. Вскоре вслед за ними помчался Юань Бяо, лицо которого с каждой затяжкой все больше зеленело. Он вскочил на ноги и вбежал в двери, направляясь к кухонному умывальнику.

Через несколько минут Юань Бяо снова появился во дворе, утирая рот рукавом. - Похоже, мне уже лучше, - сказал он. Все расхохотались, а он надул губы:- Перестаньте, ребята, мне действительно было плохо!

К тому времени всех нас немного подташнивало; заявив, что это самые приятные сигареты, какие нам только доводилось пробовать (и не упоминая о том, что они однов- ременно являлись и единственными), мы подобрали пустую пачку и аккуратно собрали все окурки и прочие свидетельства нашего затянувшегося перекура.

- Эх, нет ничего лучше славной сигаретки перед сном, - сказал Юань Тай. Мы с Юань Кваем переглянулись.

- Как скажешь, Старший Брат, - подавляя смешок, подтвердил Юань Квай.

- Отбой через десять минут, - выкрикнул Самый Старший Брат, и мы отправились готовиться ко сну.

В три часа ночи все проснулись от громкого стука в дверь спортивного зала. - Черт побери, Длинный Нос, нас застукали, - пробормотал Юань Лун, отбрасывая одеяло ногой. - Насколько я помню, ты утверждал, что он никогда не догадается, что мы их взяли. Я пребывал в полной панике. Откуда Учитель узнал об этом? Неужели мы оставили во дворе какие-то улики? Моя прежняя паранойя теперь казалась вполне оправданной - это было похоже на волшебство, как будто у Учителя всюду были глаза.

Дверь открылась, и в зал вошел Учитель. Его лицо ничего не выражало.

- Встать и построиться; поднять руки ладонями вверх, - приказал он. Мы быстро выстроились по старшинству: во главе шеренги Юань Лун, в хвосте самый младший брат. Орудуя кончиком своей ротанговой трости, Учитель переворошил все одеяла в поисках оставшихся сигарет - вероятно, не подозревая, что мы выкурили все.

Затем он обернулся к нам и изучил строй, пристально всматриваясь каждому в ли- цо. В руке он сжимал полупустую пачку сигарет!

- Ты ведь говорил, что сунул те сигареты назад в пачку, - уголком рта прошептал Юань Квай, пока Учитель был занят младшими учениками.

- Я так и сделал! - прошептал я в ответ. Неужели я что-то позабыл? Учитель опять вернулся к голове шеренги.

- У Госпожи украли сигареты, - гаркнул он. - Среди нас появился вор. Кто это сделал? Все молчали.

Учитель подошел к Юань Луну и уставился ему прямо в глаза, похлопывая тростью о свою ладонь.

В приливе храбрости, который, вероятно, был вызван порцией никотина, Юань Лун ответил на вопрос Учителя вопросом:

- Учитель, почему вы думаете, что их украли? Может, они просто выпали?

Учитель потряс зажатой в кулаке пачкой и сунул ее прямо Юань Луну под нос. - Госпожа укладывает сигареты иначе, - ледяным тоном пояснил он.

Я уголком глаза взглянул на пачку в руке Учителя и вздрогнул: из пачки торчало несколько сигарет, но вместо знакомых коричневых фильтров изысканных американских сигарет Госпожи оттуда выглядывали противоположные концы. Я перевернул сигареты, вкладывая их в пачку!

- Я повторяю! Если тебя так интересует моя собственность, то, быть может, тебе известно, что с ней случилось. Юань Лун, кто украл у меня сигареты?

- Не знаю, - ответил тот. Учитель трижды ударил его тростью.

Затем он перешел к Юань Таю, который дал тот же ответ и тоже получил три удара. Наступила очередь Самой Старшей Сестры, которая выглядела разъяренной оттого, что ей тоже приходится участвовать в допросе. Обычно она была очень доброй, всегда защищала младших детей и заботилась о нас, когда нам доводилось переживать особенно тяжелые побои. Но на сей раз от ее мягкости не осталось и следа.

Учитель повернулся к ней, полагая, что она, как и остальные, ничего не скажет. Од- нако, едва он занес свою палку, она отдернула руку назад.

- Я знаю, кто это сделал, Учитель, - сказала она. - Это был Юань Лo.

Ее палец указал на меня, стоявшего в середине шеренги. Взгляд Учителя проследо- вал за ее обвиняющим перстом, и его брови гневно сошлись.

"Девчонки! - подумал я, сжимая кулаки. - Им никогда нельзя доверять".

Учитель медленно подошел ко мне и сгреб за рубаху. Остальные наблюдали за тем, как он протащил меня через весь зал к длинному обеденному столу.

- Юань Ло, какой рукой ты брал сигареты? - спросил он.

Я быстро соображал. Если мне суждено расстаться с одной рукой, то пусть ею ста- нет та, которой я пользуюсь реже.

- Ле... левой, Учитель, - ответил я.

- Положи левую руку на стол, - велел он.

Я подчинился, стараясь не дрожать. Учитель занес трость и пять раз со всей силы ударил меня по руке. Тыльная сторона ладони прижималась к твердой деревянной по- верхности, и мне казалось, что удары наносили молотком и каждый из них дробил мне косточки, одновременно вызывая появление огромных красных рубцов на внутренней части ладони. Каким-то чудом мне удавалось сдерживать крики и слезы.

Когда все закончилось, я перевел дух и погладил пульсирующую ладонь; теперь я очень нескоро смогу сжать ее в кулак, и все же я очень дешево отделался. Пять ударов - это даже меньше удвоенного наказания, полученного Юань Луном или Юань Таем. Я собирался было повернуться и отойти, но Учитель остановил меня:

- Юань Ло, в какой руке ты держал сигарету, когда курил? Я зажмурился и прошептал: - В правой...

Ощущая ком в горле, я положил на стол другую руку и выдержал еще пять ударов. Учитель резко развернулся и вышел из зала. Первый день моей царской жизни закончился. В конечном счете Самая Старшая Сестра оказалась права: курение действительно очень вредит здоровью.