ПУТЕШЕСТВИЕ В АМЕРИКУ

В аэропорту Лос-Анджелеса было невероятно людно и чудовищно шумно даже по меркам Гонконга. Я никогда еще не видел столько иностранцев - вернее, американцев. Мне постоянно приходилось напоминать себе, что иностранцем здесь являюсь я!

Я очень нервничал оттого, что оказался совсем один в городе, где не знал ни души. Не знал я и языка. Конечно, мне уже доводилось оказываться в подобной ситуации в Австралии, но там я, по крайней мере, понимал, что где-то рядом мои родители. Здесь, в Америке, я остался в полном одиночестве.

Вилли сказал, что в аэропорту меня встретит представитель "Золотого урожая"- живущий за океаном китаец по имени Дэвид Чан (он не приходился родственником ни мне, ни Вилли; это может показаться странным, но Чан очень распространенная китайская фамилия). Я осмотрелся по сторонам, задерживаясь на редких азиатских лицах, пытаясь поймать их внимательный взгляд, но ко мне никто не подходил. Наконец я побрел к выходу. Когда я уже начал думать, что меня бросили в Америке на произвол судьбы, задыхающийся голос выкрикнул по-китайски:

- Господин Чан!

Обернувшись, я увидел парня примерно моего возраста в джинсах и рубашке спортивного покроя. В руках у него была табличка с моим именем: "Син Лун".

- Прошу прощения, я решил, что вы стоите в очереди за багажом, - сказал молодой человек. Я понял, что это Дэвид.

- У меня нет багажа, - пояснил я. - Я путешествую налегке. Дэвид кивнул и улыбнулся. - Добро пожаловать в Лос-Анджелес, господин Чан. Я отвезу вас в гостиницу. Вы будете жить в "Уэствуд Макуиз", там очень удобно.

Я не знал, что представляет собой "Уэствуд Макуиз", но постарался запомнить это название на тот случай, если в будущем мне придется спрашивать дорогу к отелю. Впрочем, от этого было мало проку, так как я вряд ли смогу понять пояснения.

Перспективы пребывания в Америке становились не такими уж розовыми.

По пути в гостиницу сидевший за рулем Дэвид болтал о моих фильмах. Он смотрел их все.

- Я ваш большой поклонник, господин Чан, - признался он. - "Пьяный учитель" - один из моих любимых фильмов. С удовольствием показал бы вам свой собственный "стиль пьяницы", но я, знаете ли, за рулем, и нас могут арестовать. - Дэвид рассмеялся над собственной шуткой. - Если говорить серьезно, господин Чан...

- Дэвид, называй меня просто Джеки, - предложил я. - Мы одного возраста, но от твоих слов я чувствую себя стариком.

- Простите, господин Чан... Я хотел сказать: "Джеки". Я просмотрел сценарий,

подготовленный для твоего дебюта, и он выглядит очень неплохим, сообщил он.- К тому же для съемок наняли того же режиссера и продюсера, который снимал "Появляется Дракон". Все будет наилучшего качества. Я уверен, что картина станет настоящим лидером проката.

Я поморщился. Я не сомневался, что это сделали с самыми благими намерениями, но меня немного обеспокоила мысль о том, что мне вновь придется ступить на путь Брюса.

- Вот мы и приехали, Джеки, - сказал Дэвид, остановив машину на подъездной дорожке и гудком подзывая работника гостиницы. - Я займусь формальностями. С остальными сотрудниками лос-анджелесского отделения вы познакомитесь завтра, а теперь вам нужно отдохнуть.

Я вынул из багажника свою сумку и вошел в вестибюль "Уэствуд Макуиз" того места, которое станет моим домом, пока я буду покорять Америку;

Разумеется, все было восхитительно.

И все же я поймал себе на мысли о том, что уже вычисляю, который час сейчас в Гонконге.

199 "ПУТЕШЕСТВИЕ В АМЕРИКУ (часть 2)"

На следующее утро я проснулся поздно - около одиннадцати часов. Я был голоден, и моя первая мысль сводилась к тому, где бы перекусить.

К счастью, Вилли старательно научил меня тому, что нужно сказать в ресторане, чтобы заказать настоящий американский завтрак, "Яйца, молоко, бекон и тосты",- сказал он и повторял каждое слово, пока не удостоверился, что я произношу каждое правильно.

Я набросил одежду, спустился на лифте в холл и направился в кафе. Я обратил внимание на то, что жители Лос-Анджелеса постоянно улыбаются, и тоже улыбался в ответ. Когда женщина у входа спросила меня о чем-то по-английски, я просто кивнул, и она проводила меня к столику. Пока все шло замечательно.

Вскоре ко мне подошла официантка - симпатичная блондинка в розовом платье. Она что-то сказала, и я решил, что она предлагает мне сделать заказ.

- Яйца, молоко, бекон и тосты, - с ухмылкой провозгласил я.

Женщина улыбнулась в ответ и записала заказ. Затем, к моей полной неожиданности, она задала еще один вопрос. Позже Дэвид пояснил, что она, вероятно, интересовалась, как приготовить яйца. В тот момент я даже не задумался о том, что вариантов может быть очень много, Я полагал, что она просто подаст мне яичницу, которую, по моим представлениям, ели на завтрак все люди Запада.

Но в ту минуту я был озадачен: неужели она не поняла заказа? И я очень медленно повторил: - Яйца, молоко, бекон и тосты.

Она растерянно моргнула и тоже повторила свой вопрос.

Мне стало жарко! Не зная, что ответить, я просто повторял эту фразу:

- Яйца, молоко, бекон и тосты.

Наконец, раздосадованная официантка удалилась. Возможно, она решила, что я над ней насмехаюсь, или просто посчитала меня тупицей - не знаю. Знал я только одно: голод меня уже не мучает. Я вынул кошелек, отсчитал пять американских долларов и оставил их на столике в качестве чаевых.

День обещал быть очень долгим.

Мои несчастья продолжились, когда я вышел в. вестибюль. Подбежавший посыльный очень быстро что-то протараторил и указал на стойку портье. Я не понимал, чего он хочет, но подошел к стойке. Портье улыбнулся мне - здесь улыбались все, но мой запас улыбок уже иссяк - и вручил мне листок бумаги.

Это была записка на английском языке. Единственными знакомыми словами оказались указанное вверху мое имя и стоящая внизу подпись Дэвида. Тарабарщина между двумя именами выглядела просто набором каких-то значков.

Я простонал и решил, что мне пора обратиться за помощью.

- Алло! Вилли? - нерешительно произнес я, сделав международный звонок.

- О Господи, Джеки, что случилось? - В трубке раздался приглушенный шум. Судя по всему, Вилли надел очки и взглянул на часы. - Тебе известно, что здесь уже за полночь? Я пытаюсь справиться со сменой часовых поясов и уснуть. Надеюсь, у тебя что-то важное?

Я сглотнул ком в горле и принялся сбивчиво объяснять свое затруднительное по- ложение, извиняясь за то, что разбудил его. Услышав мой рассказ, он отнесся к нему с обычным сочувствием.

- Джеки, мне очень жаль, но ведь ты не можешь звонить через весь Тихий океан каждый раз, когда тебе понадобится переводчик! - заявил он. - Я понимаю, что тебе трудно, но скоро ты начнешь заниматься английским. Леонард нашел прекрасного преподавателя-китайца, который даст тебе уроки. Я не сомневаюсь, что ты освоишься. А теперь прочитай эту записку по буквам, и я переведу ее.

Я порадовался тому, что записка не очень длинная. В ней говорилось, что Дэвид встретит меня в холле гостиницы в семь часов вечера, и мы отправимся на ужин.

- О нет! - воскликнул я. - В семь вечера!

- Что-то не так? Ты уже назначил на это время свидание?

- Да нет, я просто изголодался, - объяснил я. - Если я не поем до семи вечера, то просто умру. Вилли, прошу тебя, если ты мне все еще друг, расскажи, как заказать обед! Мы оба расхохотались.

Следующие полчаса я упражнялся в повторении слов перед зеркалом в ванной комнате, пока не убедился, что произношу их без запинки. Затем я спустился в ресторан, и меня провели к тому самому столику, за которым я сидел раньше. Увидев меня, официантка удивилась, но, судя по всему, мои чаевые ее вполне порадовали.

Прежде чем она успела что-то сказать, я торопливо выпалил свой заказ: Гамбургер, жареный картофель, "кока-кола".

На этот раз она просто улыбнулась и вскоре принесла мне еду. Америка чудесная страна!

200 "ПУТЕШЕСТВИЕ В АМЕРИКУ (часть 3)"

До встречи с Дэвидом оставалось еще много времени, но мне не хотелось отправиться на прогулку и заблудиться. Большую часть этого времени я провел перед телевизором. В Штатах телевидение было намного лучше, чем в Гонконге: на американские телешоу, без сомнения, уходило гораздо больше денег, чем на гонконгские полнометражные фильмы!

Думаю, за время пребывания в Америке я почерпнул из телевизора больше, чем откуда-то еще. Не знаю, хорошо это или плохо, но это факт.

Вечером появился Дэвид, который представил меня своему шефу, Андре Моргану. Андре начинал помощником Рэймонда Чжоу в Гонконге и со временем дослужился до должности начальника международного отдела "Золотого урожая". Он приветствовал меня на беглом кантонском диалекте. Это не должно было меня удивить, ведь он работал вместе с Рэймондом целых двенадцать лет. И все же американец, превосходно говорящий на китайском, - это поразительное зрелище.

Андре рассказал мне о фильме, в котором мне предстояло сниматься, Он получил рабочее название "Скандал в Бэттл-Крик". Это был исторический фильм, действие которого разворачивалось в тридцатые годы. Мой герой был бесшабашным молодым человеком, которому отец запрещал пользоваться искусством кун-фу. Однако когда на ресторан отца напали гангстеры, мне пришлось взяться за дело и без особого труда в одиночку одолеть трех бандитов. Это произвело впечатление на главаря шайки, который пригласил меня участвовать в боях без правил, проходивших в тихом городке шаттл-Крик в штате Техас. Как заверил Андре, эти состязания позволят мне продемонстрировать все свое мастерство, подобно тому как соревнования в логове Ханя в фильме "Появляется Дракон" стали для Брюса Ли возможностью показать себя. Бюджет картины составит четыре миллиона - по моим меркам, просто огромная сумма: целых двадцать миллионов гонконгских долларов.

- Мы надеемся, что это будет суперфильм, - сказал Андре. - Мы обеспечим рекламу, организуем тебе интервью - все, что необходимо. Мой друг, ты станешь настоящей кинозвездой.

- Новым Брюсом Ли? - с оттенком иронии поинтересовался я.

- Чем-то большим, парень, - занявшись своим бифштексом, возразил он.Чем-то большим. Конечно, нам придется заняться твоим английским. К сожалению, вре-мени на обучение у нас не так много, как хотелось бы, съемки начинаются уже через две недели. Пора браться за учебники, Джеки!

Я угрюмо уставился в свою тарелку. Всего неделя на то, чтобы освоить совершенно незнакомый язык. К тому же я не заходил в класс с двенадцатилетнего возраста.

- Яйца, молоко, бекон и тосты, - вполголоса пробормотал я.

- Что ты сказал, Джеки? - переспросил Дэвид.

- Нет, ничего.

201 "ПУТЕШЕСТВИЕ В АМЕРИКУ (часть 4)"

На протяжении всей следующей недели я целыми днями занимался с преподавате- лем, изо всех сил стараясь вбить себе в голову английские слова. Вечерами я смотрел те-левизор. Это было ужасное время. У меня все еще не было никаких друзей, и даже после недели занятий мой английский язык стал не намного лучше, чем прежде, - впрочем что я действительно усвоил, так это различные фразы, необходимые в ресторане.

С наступлением выходных я решил, что мне нужна передышка, и отправился на пляж. По моей просьбе Дэвид записал на листке бумаги адрес гостиницы, чтобы я мог показать его водителю такси, если не смогу найти дорогу назад. Кроме того, он предложил мне испробовать во время прогулок кое-что новенькое - катание на роликовых коньках. Это искусство было необходимо для съемок "Скандала в Бэттл-Крик". Я катался скверно, но в сценарии была одна сцена, где я должен был проявить свое мастерство об-ращения с роликами, так что мне поневоле предстояло много тренироваться.

К тому времени, когда я добрался до пляжа, солнце уже неистово пылало, и на большинстве людей, прогуливавшихся по пляжу, почти не было одежды. Я уставился на это зрелище с вытаращенными глазами. Гонконг лишен подобной простоты нравов, но здесь, в Калифорнии, и девушки, и парни ходили по улицам в таких нарядах, какие у нас вряд ли можно было увидеть даже в мужских клубах. Вокруг было множество ребят на роликовых коньках, и я решил, что не стану особенно выделяться, когда надену свои ролики и присоединюсь к катающимся.

Я быстро осваиваю новое - разумеется, то новое, что связано с физическими умениями. За несколько часов я перешел от постоянных падений к легкому фланированию вдоль побережья, и все же это занятие определенно измотало меня. Другие ребята на коньках вытворяли разные трюки, танцевали и исполняли настоящие акробатические номера в согласии с доносившимся музыкальным ритмом, и потому я решил присесть, вы-пить и понаблюдать за их приемами.

Виляя задом в такт музыке и заработав несколько одобрительных возгласов от прохожих, я покатился к стоящей лицом к пляжу закусочной, но все закончилось тем, что я споткнулся и едва не угодил в объятия удивленной молодой женщины в солнцезащитных очках. В отличие от загорелых завсегдатаев пляжа с посветлевшими волосами, у этой девушки были черные волосы и белая кожа; к тому же она была полностью одета. Я понял, что она из Азии, - и ее внешность почему-то казалась мне знакомой.

- Боже! Простите меня, - крикнул я девушке, которая выглядела несколько потрясенной. - Мне не стоило разгоняться в таком людном месте.

Глядя на меня, девушка улыбнулась:

- Все в порядке.

Только в этот момент я сообразил, что обратился к ней по-китайски, а она ответила на том же языке! Вслед за этим я понял, почему она показалась мне такой знакомой, и с изумлением отпустил ее плечи.

Девушкой, на которую я налетел, была Тереза Тен Лицзюнь - одна из самых известных и любимых в Китае певиц! Я не узнал ее сразу из-за темных очков и зачесанных назад волос, но черты ее лица исключали ошибку,

- Тереза Тен! - завопил я и чуть не шлепнулся на землю. - Как вы оказались в Лос-Анджелесе?

Она успокаивающее поднесла к губам свой крошечный пальчик и оглянулась на толпу клиентов у входа в закусочную.

- Пожалуйста, не устраивай сцен! - потребовала она.

Она оказалась поразительно застенчивой для большой звезды. Подчиняясь порыву, я схватил ее за руку и повел подальше от закусочной, к скамейке с видом на океан. Когда я неуклюже опустился на сиденье - мои коньки разъехались в стороны, - она хихикнула, а затем изящно присела рядом.

- Мне очень приятно встретить соотечественника, - сказала она и пожала мою руку, прежде чем забрать свою. - Я здесь никого не знаю.

- Я тоже, - сообщил я. - Господи, я не могу поверить, что наскочил прямо на вас! Я - ваш большой поклонник...

202 "ПУТЕШЕСТВИЕ В АМЕРИКУ (часть 5)"

В этот момент я заметил, что она смотрит на меня как-то странно. Я смущенно понял, что весь промок от пота и, вероятно, ужасно выгляжу.

- Я... э-э-э... я тренировался... Если бы я знал, что встречусь с вами, то принял бы душ. Я... ну, я полагаю, что прямо здесь нет душевых, но... - Я умолк, чувствуя себя полным идиотом.

Но она, казалось, даже не слушает моего лепета.

- Прошу прощения, ты - Джеки Чан? - воскликнула она.

У меня отвалилась челюсть. Не знаю почему, но я до сих пор удивляюсь, когда меня узнают на улицах - особенно такие кумиры, как Тереза.

-Вы обо мне слышали? - спросил я.

Она засмеялась.

- В общем-то... я твоя большая поклонница! - заявила она.

Ситуация становилась довольно комичной - две китайские знаменитости, которые никогда не встречались в Китае, в буквальном смысле слова столкнулись в Соединенных Штатах. Я тоже рассмеялся, и вскоре мы уже поддерживали друг друга, утирая выступившие от хохота слезы.

- Обменяемся автографами? - предложил я. За этим последовал очередной взрыв смеха. Как бы глупо ни выглядела эта ситуация, она была совершенно чудесной. И ее, и моя семьи происходили из китайской провинции Шаньдун. Мы оба были в Лос-Анджелесе чужаками и старательно изучали английский. И жили мы в паре минут ходьбы друг от друга: я - в Уэствуде, она - в Санта-Монике.

Мы начали, вместе заниматься по вечерам, и наши уроки сменялись ужином и танцами до поздней ночи. Мы говорили о своих мечтах и надеждах, о хороших и плохих сторонах большого успеха. Я учил ее кататься на роликах, а после того, как признался, что пение всегда было моей тайной страстью, она провела для меня несколько уроков вокала.

Однако неделя пролетела слишком быстро. Мне пора было уезжать в Сан-Антонио на съемки своего первого американского фильма. Тереза тоже уезжала - она возвращалась в свою студию звукозаписи на Тайване.

- Мне кажется, наш отпуск несколько затянулся, - философски заметила она во время нашей прощальной встречи. - Пора приниматься за работу.

- Я очень рад, что мы познакомились, - сказал я.

Она улыбнулась, и в ее глазах мелькнули озорные искорки:

- Признайся, ведь ты именно ради этого пересек целый океан?

Я сжал ее ладонь в своей.

- Конечно, и это того стоило, - подтвердил я. - Когда мы снова увидимся?

Она пожала мне руку в ответ.

- Приезжай на Тайвань, когда закончишь снимать свой фильм, - предложила она. - Я буду ждать.

"Ждать чего?" - подумал я. Ведь мы просто друзья... Или это нечто большее, чем дружба? После разрыва с О Чан я встречался с девушками, но все это было не всерьез. Но Тереза, с ее нежностью и душевной щедростью, стала первой женщиной, которая заставила меня вновь ощутить ту радость, какую я чувствовал рядом со своей первой любовью.

И все же мне не хватило смелости даже попытаться поцеловать ее.

Я проводил ее до дверей своего гостиничного номера, раздумывая о том, что должен сказать.

- Э-э-э...

Она обернулась и посмотрела на меня. - Что?

Я вдруг почувствовал себя слишком смущенным, чтобы высказывать свои чувства. Я выпалил первое, что пришло мне в голову:

- Не забывай заниматься английским.

Она прыснула, а я мысленно проклинал свою тупость. Тереза очень медленно и старательно выговорила:

- Яйца, молоко, бекон и тосты.

Затем она подалась вперед и нежно поцеловала меня:

- Увидимся на Тайване.

И ушла.

Я схватил со стола свой учебник английского языка и подбросил его в воздух . Ура!