ПОТЕРИ И НАХОДКИ

Потратив еще несколько месяцев и сотен тысяч долларов, я закончил "Повелителя драконов". Радость от завершения съемок была весьма умеренной. Разрыв отношений с Терезой вызвал у меня подавленность. Я даже включил в финальный эпизод фильма сцену, в которой я и лучший друг моего героя сохраняли на лицах хмурое выражение, означавшее: "Я никогда больше не стану влюбляться".

Так или иначе, картина была закончена, и я очень надеялся, что она восстановит былой блеск, который моя звезда растеряла в результате провала в Америке.

Все мы ошиблись. Несмотря на успешный прокат в Японии и по всей Азии, в Гонконге "Повелитель законов" потерпел полный крах.

Когда эта истина стала очевидной, я почти неделю не выходил из дома: спал, пялился в стену и покидал квартиру только для того, чтобы перекусить. Я не отвечал на телефонные звонки. Мои каскадеры предложили мне присоединиться к нашим традиционным вечеринкам в баре, но я грубо потребовал, чтобы меня оставили в покое.

Из хандры меня вывел Вилли. Когда раздался настойчивый стук в дверь, я сидел на диване и слушал какую-то пластинку. Я просто выключил музыку и не обращал на стук никакого внимания, но вскоре он стал слишком громким, чтобы его не замечать.

Дотащившись до дверей, я пробормотал незваному гостю, что не хочу никого видеть. К моему удивлению, замок открыли снаружи и дверная ручка повернулась. В комнату вошел Вилли, державший в руках запасные ключи от моего дома.

- Если помнишь, ты просил меня присматривать за квартирой, когда уезжал на Тайвань, - пояснил он, бросив ключи на журнальный столик и устроившись на диване.

Он поднял конверт от пластинки, беззаботно брошенный мной прямо на пол.

- Одна из моих любимых, Джеки, - заметил он и немного помурлыкал себе под нос: - Когда же ты снова вернешься ко мне...

Я вырвал конверт у него из рук и положил на столик:

- Зачем ты пришел?

Вилли откинулся на спинку дивана. - Как обычно - чтобы помочь тебе, сообщил он. - Только для того, чтобы помочь.

Я сел на кровать и обхватил голову руками.

- На этот раз ты мне не поможешь, - сказал я. - Я потерял ее. Моя карьера - уничтожена.

Все кончено. Конец.

Он утешающе потрепал меня по плечу.

- Джеки, ты имеешь право чувствовать себя расстроенным. Ты действительно совершил много ошибок, - сказал он. - Но ошибки свойственны всем, это тот способ, каким жизнь преподает нам свои уроки. Впрочем, как ни тяжело это признавать, ты несколько переусердствовал в этой учебе.

Еще месяц назад я разъярился бы и выгнал его в шею, но сейчас я только медленно кивнул.

- Я был кретином, - признал я. - Я мерзко обращался с тобой, Леонардо, Терезой... Со всеми.

219 "ПОТЕРИ И НАХОДКИ (часть 2)"

Он улыбнулся. В этот миг он мог позволить себе стать жестоким, то есть наградить меня победным взглядом "я ведь тебя предупреждал". Но он этого не сделал. Я по- прежнему сидел с поникшей головой и не мог видеть его глаза, но знаю, что он не из тех, кто так поступает, так что уверен, что этого не случилось.

- Джеки, я хочу, чтобы ты закрыл глаза и немного подумал, - попросил он.- Вернись на десять лет в прошлое и расскажи мне, что ты делал тогда, Расскажи, что ты помнишь.

Не задавая лишних вопросов, я выполнил его просьбу.

- Я был каскадером, - сказал я. - Бродил около съемочной площадки "Золотого урожая", ждал звонка от постановщика, болтал с другими ребятами и каждый день на- деялся, что сегодня у меня будет работа.

Он кивнул: - Хорошо, теперь вернись еще на десять лет назад. - Я учился в школе, - сказал я. - Учеба только начиналась. Я еще никого не знал и боялся Учителя. Вилли снова кивнул.

- Теперь открой глаза и посмотри вокруг. Я протер глаза и окинул взглядом свою квартиру. Здесь царил ужасный беспорядок, но она была большой, в ней была добротная мебель и все то, о чем я когда-то меч- тал: телевизор, стереосистема, хорошая кухня и спортивное снаряжение. В ней было oгромное окно, за которым открывался живописный вид. И повсюду глаз встречался с предметами, напоминающими о моих фильмах, - с плакатами, привезенными из других стран сувенирами, вещами из старого реквизита.

- Джеки, подумай о том, как многого ты достиг, - предложил Вилли. Двадцать лет назад ты был никем - оборванным мальчишкой, которого заботила только еда. Сегодня ты - крупнейшая кинозвезда Азии.

Он был прав. Почти прав. - Я был звездой, - сказал я. - Но сам уничтожил свой успех.

Вилли фыркнул.

- Что ты несешь? Один-два неудачных фильма еще не означают конец карьеры. Позволь мне напомнить, что раньше, когда ты работал на Ло Вэя, такие неприятности случались намного чаще. Ты сам понимаешь, что не растерял ни таланта, ни здоровья, ни энергии, ни воображения. Все то, что позволило тебе подняться так высоко, по-прежнему с тобой. Однако тебе все-таки кое-чего недостает, Джеки, - чего-то "такого, что делало бы тебя непохожим на других, особенным.

Я обернулся к нему, пытаясь угадать, что он имеет в виду. И тут я понял. Я думал только о себе - о своих желаниях, о своем успехе. Стремительно поднявшись на вершину, я совершенно позабыл о сочувствии, о необходимости заботиться о других: о моих друзьях, моих любимых, моих родителях.

Я понял, что это стало причиной того, что я потерял Терезу и чувствовал себя таким несчастным даже тогда, когда разыгрывал из себя важную шишку.

Я вспомнил о самых тесных и давних связях, которые когда-либо существовали в моей жизни и карьере, И тогда я осознал, что это нужно мне не кинопостановщику, а человеку - больше всего на свете.

Я вспомнил о своих братьях.