ПОЕЗДКА НА ЗАПАД. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Оказалось, принять решение о новой поездке в Голливуд было проще всего. Совсем иначе дело обстояло с выбором подходящего проекта.

Мне постоянно предлагали снять фильм в Америке, но ни один вариант не казался мне интересным. К примеру, Майкл Дуглас приглашал меня в свою картину "Черный дождь" на роль японца-убийцы. Мало того, что сюжет этого фильма выставлял азиатов в мрачных красках, но я вообще сомневался, что моим поклонникам понравится, если я сыграю плохого парня. Не имело никакого смысла переходить от роли настоящего героя в Азии к злодейским персонажам в Америке. Если я и собирался снять фильм в Голливуде, то он должен был стать привлекательным и для всех моих поклонников на Таиланде, в Китае и Японии, по всему миру. Жители Азии совсем не против посмотреть на Мела Гибсона или Тома Круза, но им совсем не хочется видеть, как эти звезды дубасят их кумировоотечественников. Это выглядело бы достаточно оскорбительно, верно? Особенно по той причине, что все мы прекрасно понимаем: опытный мастер боевых искусств Гонконга в драке доставит любому американскому актеру большие неприятности - и это не столько хвастовство, сколько констатация факта. Позже Сильвестр Сталлоне обсуждал со мной один проект, где мне предлагалась роль торговца наркотиками, который раскаялся и стал паинькой. Я отказался и от этой возможности - мне вообще не хотелось играть наркодельцов, пусть даже перевоспитавшихся. Сталлоне знал, что я всегда любил его фильмы и очень им восхищаюсь, так что со временем мы стали друзьями. И все же я не мог поступиться своими принципами, даже если подобное предложение поступило от друга. В результате я уже начинал думать, что мне никогда не найти подходящего проекта Брюс Уиллис предлагал сделать совместную картину, но у нас не получилось такого сценария, который удовлетворял бы особенности наших характеров. Уэсли Снайпс хотел видеть меня в своей картине под названием "Конфуций Браун", где мы с ним должны были сыграть разлученных братьев (кстати, в картине "Денежный поезд" его братом был Вуди Харрелсон - похоже, скоро семейство Уэсли станет похожим на Организацию Объединенных Наций!). У меня были претензии к сценарию, а возникшие накладки в моем расписании и планах Уэсли привели к тому, что "Конфуций Браун" так и не был снят, хотя совсем недавно я вновь услышал об этом проекте - и ту роль, которую Уэсли предлагал мне, должна будет исполнить Мишель Йе. Надеюсь, они все-таки внесли в сценарий соответствующие изменения. Занятно, что Сталлоне предложил мне сняться еще в одном фильме под названием "Разрушитель" - с Сандрой Баллок из "Скорости". Сильвестр хотел, чтобы в этой картине я сыграл главного злодея, который безнаказанно преступает закон в далеком будущем; сам Сталлоне должен был сыграть преследующего его полицейского. Я чувствовал, что эта роль тоже мне не подходит. В результате ее отдали Уэсли Снайпсу - таким образом, те двое, которые предлагали роли мне, в конце концов сработались друг с другом. Ничего не получится, Вилли, - сообщил я. - Все те сценарии, что мне предлагали до сих пор, выглядят довольно скверными.

- Перестань, Джеки, это только начало, - воскликнул он, стараясь меня приободрить. - Кстати, мы ведь еще не провели ни одного настоящего совещания. Я убежден, что как только мы начнем проводить открытые встречи с продюсерами, дела пойдут намного лучше. Тогда мы и увидим кое-что стоящее, мой мальчик. Голливуд - и кое-что стоящее? Это заявление казалось мне каким-то странным.

246 "ПОЕЗДКА НА ЗАПАД. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ (часть 2)"

Все то время, пока мы искали стоящий голливудский проект, я продолжал снимать кино в Гонконге: "Криминальная история" (мрачный и довольно грустный полицейский триллер, режиссером которого был Керк Вун); "Пьяный учитель - 2" (продолжение моего первого крупного хита и мой первый "традиционный" фильм с кун-фу за последние десять лет) и "Разборка в Бронксе" (режиссером стал мой хороший друг и один из любимых партнеров Стэнли Тун). В прошлом Стэнли тоже был каскадером, и Леонард представил его мне как того человека, чей стиль прекрасно сольется с моим. Как обычно, Леонард не ошибся: благодаря Стэнли у нас, начиная с "Полицейской истории - 3: Суперполицейского", получались самые зрелищные сцены боевиков. Снимая "Разборку", мы со Стенли пришли к мысли о создании "интернационального" гонконгского фильма - такой картины, которая стала бы в равной мере понятной и западным, и восточным зрителям. Мне уже доводилось снимать западную модель Лолу Форнер в "Закусочной на колесах" и "Доспехах бога"; съемки обоих фильмов проводились в чужих краях В "Доспехах бога - 2: Операция "Кондор"" рядом со мной оказались сразу три прекрасные пар- тнерши: Кэрол Чен из Гонконга, Секо Икэда из Японии и Ева Кобо де Гарсиа из Испании; идея заключалась в том, чтобы привлечь как можно более широкий рынок. Большая часть этого фильма также снималась не в Азии, а в Испании и Марокко. Общая постановка "Разборки" была целиком и полностью западной. Все злодеи и персонажи второго плана были родом не из Азии, а большая часть диалогов произносилась на английском языке.

Рэймонд Чжоу и Леонард Хо с самого начала были убеждены в том, что "Разборка" станет моим билетом на Запад. Они уже готовились к продаже американским распространителям большого набора моих более ранних фильмов. Перенос нашей съемочной площадки в Америку оказался бы серьезным подкреплением этой сделки и означал для меня отличную возможность вернуться в Голливуд на собственных условиях. Именно по этой причине наш второй фильм со Стенли Туном получил название "Разборка в Бронксе", а не какая-нибудь "Пальба в Макао" или "Война между бандами в Коулуне". Хотя сначала съемки предполагалось проводить в Нью-Йорке, мы снимали фильм в канадском Ванкувере - я никогда не боялся рисковать, но мысль о съемочной площадке в Бронксе казалась безумной даже мне (любой, кто знаком с Нью-Йорком, сможет подтвердить, что в фильме показан совсем не Бронкс: другая архитектура, незнакомые улицы, а на заднем плане некоторых кадров даже виднеются горы; впрочем, если во время моих драк вы разглядывали пейзажи, то я сделал что-то не так). В начале 1995 года был заключен договор-с компанией "Нью-Лайн Синема", которая представила "Разборку в Бронксе" Соединенным Штатам. Они заплатили за это не так уж много - всего пару миллионов долларов, но, согласно условиям договора, "Нью-Лайн" должна была использовать всю имеющуюся в их - и в моем - распоряжении рекламную машину. - Идея в том, что мы представляем зрителям не только саму картину, - заявил их рекламный представитель. - Мы знакомим их с Джеки Чаном. - Я уже бывал здесь, - сказал я. - Думаю, меня уже знают. Рекламный агент рассмеялся: - Да, некоторые могли видеть ваши американские фильмы, и у вас действительно есть поклонники. Но, если говорить серьезно, неужели вы считаете, что Джеки Чана знают средние американцы, посетители универмагов? Они даже не подозревают, что вы - крупнейшая в мире звезда боевиков! Я посмотрел на Вилли, и он приподнял бровь. Высказавший все это парень, разумеется, говорил по-английски, а мои познания в этом языке за последние годы улучши- лись не намного. Впрочем, это не имело значения: парень изъяснялся вполне доступно.

"Разборка в Бронксе" станет первым фильмом, который покажет зрителям Соединенных Штатов настоящего Джеки Чана. Рекламная кампания "Нью-Лайн" выведет меня на обложки журналов, первые страницы газет и экраны популярных ток-шоу. И я предстану перед зрителями не какой-то причудливой зверушкой, не двойником Брюса Ли и не однодневной сенсацией, едва сошедшей с корабля из Гонконга, - нет, я появлюсь как одна из крупнейших мировых кинозвезд.

- Я бы не назвал себя крупнейшей в мире звездой. Быть может, крупнейшей в Азии... Рекламный агент пожал плечами: - Значит, вы крупнейшая звезда крупнейшего в мире континента. Джеки Чана любят миллиарды людей, так что не будем копаться в деталях. В этот момент я кое-что вспомнил. Я наклонился, прошептал несколько слов на ухо Вилли и улыбнулся, заметив, что рекламный агент почувствовал себя неловко. - У Джеки есть одна небольшая просьба, сказал Вилли. - Я думаю, она довольно проста, но для него это очень много значит...

247 "ПОЕЗДКА НА ЗАПАД. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ (часть 3)"

Несколько месяцев спустя я стоял на ковре цвета бургундского вина. Вокруг загорались вспышки фотоаппаратов, жужжали видеокамеры; огромная толпа зевак налегала на ограничивающие канаты, выкрикивая мое имя и требуя автограф. Вдоль тротуара выстроились сотни людей - каких-то полгода назад большая часть из них вряд ли слышала мое имя, но теперь они готовы были провести долгие часы этой теплой ночи Лос-Анджелеса только ради того, чтобы побывать на моей первой гала-премьере. Здесь было все, что я воображал давным-давно, когда сидел, ссутулившись в тесных гонконгских кинотеатрах с ужасным качеством звука и, смотрел фильмы золотого фонда Голливуда. Именно таким и должен быть Голливуд. Именно так в Америке относятся к звездам. В первую неделю проката "Разборка в Бронксе" собрала 9,8 миллионов долларов и стала первым гонконгским фильмом, который занял первое место в парадах кассовых сборов Соединенных Штатов. Общие сборы от этой картины превысили тридцать миллионов - настоящий рекорд для "Нью-Лайн", небольшой студии, фильмы которой обычно приносили не больше трети этой суммы. Голливуд был потрясен. Ко мне обратился американский агент Роджер Бирнбаум из агенства "Уильям Моррис". Он устроил нам с Вилли открытую встречу с партнерами, и на нас обрушился целый шквал предложений - хотя я должен признаться, что все еще не привык к тому, как ведут себя деятели шоу-бизнеса в Штатах: разговоры, разговоры, разговоры - деятельность не прекращается ни на секунду, но ничего не происходит. Никому нельзя доверять вплоть до самого момента начала съемок, но даже тогда не стоит окончательно расслабляться до тех пор, пока фильм не появится в кинотеатрах, - просто на всякий случай. К примеру, один продюсер объявил, что приготовил для меня сразу четыре сценария, наряду с самыми известными режиссерами и актерами. Это произвело на меня впечатление, но вскоре он признался, что ни один режиссер и актер еще не дал согласия сниматься в этих фильмах. Все закончилось тем, что он попросил у меня автограф для своей дочери! - В Гонконге все иначе: если говорят, что фильм будут снимать, то его снимают,- однажды сказал я Вилли, когда мы прогуливались рядом с гостиницей. - Мне не верится, что здесь вообще умудряются снимать кино. Такое впечатление, что они занимаются только болтовней. Как по-твоему, каким станет соотношение: десять встреч на один проект или еще больше? - Скорее, целая тысяча, - философски предположил Вилли. - Прошу тебя, Джеки, не думай, что одной встречи достаточно для того, чтобы полностью уладить сделку. Ты не был в Голливуде пятнадцать лет, так подожди еще пару месяцев! Джон Хьюз пригласил меня на главную роль в фильме "Пчела", где мне предлагалось сыграть парня, пытающегося поймать пчелу, которая, судя по всему, была не менее разумной, чем он сам. Сценарий давал мне возможность показать множество очень смешных трюков, но, по правде говоря, я сомневался в том, что хочу вернуться в Голливуд с фильмом, где буду выглядеть глупее насекомого.

В перерывах между всеми этими встречами мы с Вилли возвращались в Гонконг, и я продолжал снимать там свои фильмы: "Удар грома", "Полицейская история - 4: Первый удар" и "Мистер Хороший Парень". Все три картины были куплены американскими компаниями для проката в Штатах. Съемки "Мистера Хорошего Парня" (режиссером был не кто иной, как мой Старший Брат Само) были в самом разгаре, когда мне позвонил Вилли. Он сообщил, что у моего американского представителя есть потрясающие новости. - Фильм со Спилбергом? - саркастично поинтересовался я. Из Голливуда никогда не приходило ничего, кроме "потрясающих новостей", но они почти всегда оказывались до смерти скучными. - Хм, нет, но не менее потрясающе, - сказал Вилли. - Конечно, если ты сейчас не в настроении, я не стану тебе ничего рассказывать...

Будь это кто-нибудь другой, я просто зажал бы его голову в тиски и заставил бы говорить, но в данном случае мне пришлось выдавить слово "пожалуйста", которое в общении с Вилли оказывало чудесные результаты. Джеки, ты помнишь свою вторую мечту о Голливуде?

248 "ПОЕЗДКА НА ЗАПАД. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ (часть 4)"

Если вы спуститесь по Голливудскому бульвару между Хайлэнд и Ла-Брейя, то непременно заметите Китайский театр Манна - раньше он назывался Китайским театром Граумана. Вообще говоря, это совсем не китайский театр: все декорации фальшивы и никуда не годятся - во всяком случае, они казались бы такими, если бы это место не представляло собой известнейший памятник истории шоу-бизнеса. Однако в тот день, 5 января 1997 года, я придал ему более китайский вид - там состоялась церемония, которая исполнила мое второе самое заветное желание, связанное с Голливудом, и я запечатлел на тротуаре перед зданием отпечатки своих ладоней, стоп и даже носа, а также оставил на нем свою подпись. Там же, на церемонии, я наконец-то услышал одно предложение, с которого начался тот фильм, который, вполне возможно, уже идет в кинотеатрах: "Час пик" - это мое возвращение в Америку не Брюсом Ли, не Клинтом Иствудом, не Джоном Вэйном... а самим собой, Джеки Чаном. Если этот фильм окажется неудачным, то меня ждет много дел в Гонконге. Если же все будет в порядке, то я хотел бы снять еще много картин в Голливуде. Мне очень хочется поработать с Джеймсом Камероном, со Стивеном Спилбергом. Со Сталлоне, Брюсом Уиллисом и Робертом де Ниро. Сейчас здесь, в Голливуде, очень много китайских звезд и, возможно, мы могли бы заняться совместным проектом - режиссером стал бы мой старый друг Джон Ву, моей партнершей Мишель Йе, а основную команду составили бы мы с Чжоу Юньфатом и Джетом Ли. Не исключено, что в современном Голливуде это останется невозможным: студии еще не знают, как рекламировать те фильмы, где снимается много китайцев. Но я даже не могу себе представить, какой доход принесла бы подобная картина в Азии! Я участвовал в шоу Дэвида Леттермана и Джея Лено. Я получил награду MTV. Мою кандидатуру подали на награду Академии; пока я был там, ко мне успели подойти Робин Уильямс, Том Хэнкс и Джон Траволта - все они твердили, что являются моими горячими поклонниками.

На следующий день на моей съемочной площадке появился один из моих любимых певцов Лайонел Ричи. Мне звонил Майкл Джексон.

Голливуд распахнул передо мной свои двери, и я наконец-то почувствовал себя здесь как дома. Но даже в том случае, если Голливуд отвернется от меня в будущем, я уже достиг намного большего, чем мог себе представить, - это превзошло мои самые смелые мечты.

Я был никчемным ребенком.

Я был оборванным мальчишкой.

Я был безрассудным подростком. А теперь...

Смотрите, кем я стал!