НАЧАЛО НОВОЙ ЖИЗНИ

Учитель Ю ждал нас. Как только мы вошли, он поприветствовал отца и мать, положил руку мне на плечо и пригласил нас в зал.

- Добро пожаловать, Кон Сан. Мы были очень рады твоим приходам и надеемся, что тебе понравится жить у нас.

- Папа, я действительно останусь здесь? - спросил я, не веря такому счастью.

- Столько, сколько захочешь, Пао, - подтвердил отец.

На длинном столе, за которым все собирались на обед лежал лист бумаги. Я не мог прочитать, что на нем написано, и потому не обратил на него никакого внимания, но отец немедленно взял его в руки и поднес к глазам. Мама взяла папу под руку и заглядывала в листок через его плечо.

- Думаю, там все правильно, господин и госпожа Чан, - сказал учитель, предлагая отцу присесть, - Стандартная форма. Как только вы ее подпишете, я начинаю нести полную ответственность за мальчика, пока он здесь. Я обеспечиваю ему кров, стол и одежду за собственный счет. Я буду заботиться о нем и оберегать его. И я гарантирую ему самое лучшее в мире обучение тому искусству, которое превосходит все прочие,- искусству китайской оперы.

Отец уселся, а я направился осматривать стойки с оружием.

- Возможно, он даже станет звездой, - с улыбкой добавил учитель, Я тем временем извлек из стойки длинный, покрытый узорами меч и принялся размахивать им над головой.

- В договоре говорится, что вы имеете право на все деньги, которые он заработает, - заметил отец.

- Академия существует за счет театральных представлений, - ответил учитель.- Ученики получают хорошее образование, а их мастерство, в свою очередь, позволяет нам продолжать обучение. Это традиционная и самая удобная форма преподавания.

Отец вынул ручку. Пробегая мимо стола, я споткнулся и с грохотом уронил меч на пол. Щека учителя дернулась.

- Кроме того, здесь сказано, что вы имеете право наказывать мальчика... - начала мама, но ее голос дрогнул. - Что вы имеете право "наказывать мальчика, вплоть до смерти".

- Да, дисциплина является душой нашего искусства, - сказал Учитель Ю. Говорят, что "дисциплина - основа мужества". Не так ли?

Из горла отца вырвался сдавленный звук. В комнате появилось несколько учеников, и я продемонстрировал одной из младших девочек свои стойки с мечом, чем вызвал у нее приступ смеха.

- А Пао, послушай, - крикнул отец, прервав мои показательные выступления. - Что, папа?

- Как долго ты хочешь оставаться здесь? - спросил он. - Пять лет, семь?..

- Всегда! - воскликнул я.

Мать так сильно стиснула руку отца, что ее ладони побелели.

- Самый длительный срок - десять лет, - заметил учитель, взявшись за перо и вписав это число в пустую строку договора. Отец подписал бумагу. Учитель извлек свою личную печать и скрепил отцовскую подпись.

Сделка состоялась.

В тот момент я и не подозревал, что с этого дня на целых десять лет стал собственностью Академии Китайской Драмы и Учителя Ю Джим-Юаня.