ИЗБРАННЫЕ

Разумеется, я заслужил такое наказание. Самую Старшую Сестру я простил очень скоро - уже тогда, когда она помогала мне обернуть вокруг кистей рук смоченные в ледяной воде лоскуты ткани. Похоже, Учитель догадался, что все ученики воспользовались моим добытым нечестным путем трофеем - на занятиях он окончательно измучил нас, растягивал тренировки на долгие часы, и мы лишались последних остатков сил.

Несколько месяцев спустя, за ужином он наконец сделал заявление, которое частично объяснило невероятную нагрузку недавнего времени.

- Ученики, я готовил вас несколько лет, и теперь ваше мастерство стало вполне удовлетворительным, - произнес он. Эти слова были высочайшей похвалой, какую только можно было от него услышать.

- Однако выучились не для того, чтобы угодить мне.

Мы молча переглядывались. Это стало для нас новостью.

- Нет, вы трудились ради более возвышенной цели и намного более требовательных критиков - во имя зрителей! - продолжал он.

- Оплошность, замеченная мною, означает всего лишь наказание, но ошибка перед зрителями портит вашу репутацию и умаляет авторитет всей школы и ее Учителя - а это забывается не так быстро, как синяки. Вот почему вы так тяжко трудились последние недели.

Оказавшись на сцене- пусть даже в самый первый раз, - вы должны быть совершенными. И это время уже близко.

Аплодисменты, одобрительные возгласы, известность и слава - скоро наши мечты сбудутся! Учитель сообщил нам дату первого публичного выступления, которое пройдет на знакомой нам сцене: в театре парка развлечений Лай Юань. Он также пояснил, что в этом представлении каждый из нас сыграет важную роль - одни будут работать с занавесом, декорациями и бутафорией за сценой, другие помогут актерам гримироваться и надевать костюмы, третьи станут статистами в массовках или сыграют роли воинов в батальных сценах. Но только избранные - самые лучшие и искусные ученики - займут наиболее почетные места. Они станут звездами школы и будут исполнять в каждой опере головокружительно сложные ведущие роли.

Эти избранные выйдут на главный алтарь, объединяющий актеров и зрителей,- на центральную сцену. В течение коротких промежутков оперных действий они будут безраздельно властвовать над толпой восхищенных зрителей, превращаясь в принцев, императоров, героев и даже богов. Слушая слова Учителя, каждый из нас всем своим сердцем осознавал, что именно это и только это было нашей мечтой, что любое другое место в труппе уступает этой перспективе и потому вообще ничего не значит.

Тем вечером, зная, что утром Учитель сообщит о своем выборе, мы занимались с особой решимостью. Каждый пытался попасться ему на глаза, хотя, конечно, усилия, проявленные в один вечер, вряд ли смогли бы изменить его мнение, основанное на долголетних наблюдениях. В конце концов мы отправились спать, проклиная самих себя за совершенные в течение последних месяцев промахи или радуясь воспоминаниям о тех случаях, когда нам удавалось вызвать на лице Учителя слабую улыбку.

- Отбой! - как водится, проревел Юань Лун, и мы закутались в одеяла. Однако никто не мог заснуть.

- Эй, Длинный Нос, - прошептал Юань Квай. - Как по-твоему, кого он выберет?

Думать тут было нечего: разумеется, Юань Луна, который был лучшим бойцом школы и Самым Старшим Братом. Скорее всего, выберут Юань Тая, и уж несомненно Юань Ва. И все же мне не хотелось говорить это вслух из боязни, что нас подслушают. Чтобы было потеплее, мы тесно прижимались друг к другу в такой обстановке беседа с глазу на глаз была просто невозможной.

- Не знаю, - ответил я.

- Спорим, что тебя он выберет? - продолжал Юань Квай. - Ведь ты принц! Как он может не выбрать тебя?

Я на мгновение задумался. Неужели Юань Квай прав? Я действительно был приемным сыном Учителя, но с того дня, когда произошел случай с сигаретами, он почти не говорил со мной и отнюдь не относился ко мне с особой благосклонностью.

- Скорее всего, он не выберет меня только для того, чтобы еще раз унизить,- сказал я.

Внезапно я ощутил тяжелый удар и резкую боль в лодыжке. Рядом возникла нога Юань Луна.

- Черт побери! - воскликнул он. - Сколько раз говорить вам, чтоб вы молчали, когда люди вокруг пытаются заснуть?

- Прошу прощения, Старший Брат. - Прошу прощения, Старший Брат.

Мы натянули одеяла на головы и попытались уснуть, но это удалось очень нескоро.

На следующий день утреннее солнце, заливавшее лучами спортивный зал, казалось особенно ярким. Мы выстроились рядами, вытянули руки по швам и с безраздельным вниманием внимали словам Учителя.

- Сейчас я объявлю, кто из учеников попал в нашу театральную труппу, которую мы будем называть "Семь Счастливчиков", - сообщил он.

Итак, повезет семи ученикам. Будет семь шансов стать звездой.

- Те, чьи имена будут названы, должны выйти в центр зала. Юань Лун! огласил он, глядя на Самого Старшего Брата. Тот вышел вперед с таким видом, словно у него не было никаких сомнений в счастливом исходе.

- Юань Тай! - Это тоже не вызвало никакого удивления.

- Юань Ва! Юань Ву! - К Юань Луну присоединился наш школьный король стоек боевых искусств, а затем рядом с ними встал другой старший ученик один из лучших певцов Академии.

- Юань Квай! - Тот подпрыгнул от радости, поднял голову и с улыбкой идиота направился к избранным. "Еще двое, - думал я. - Всего двое".

- Юань Бяо! - Все старались вести себя с достоинством, но имя Юань Бяо вызвало в рядах непроизвольный гул. Младший Брат был одним из новичков, и то, что он шел в число избранных, стало возмутительным событием. Впрочем, все соглашались, что этот малыш был прирожденным акробатом: ему удавалось изгибать свое крошечное тело в таких позах, о каких другие могли только мечтать, и он чувствовал себя в полете или в перевернутом положении так же свободно, как стоя на ногах. Оставалось только одно место - и десятки достойных кандидатов. Я был уверен, что останусь в строю. Будущее предрекало мне работу за кулисами или должность помощника, подающего актерам копья. Я стану никем, а все честолюбивые мечты моего отца о том, что я буду великим, все мои мечты о лучах прожекторов превратятся в пыль.

- Тихо! - прикрикнул Учитель, и шепот прекратился. - Я еще не назвал последнего члена нашей труппы. - Каждый с приоткрытым ртом подался вперед, надеясь, что назовут его.

- Юань Ло, выйди вперед!

У меня отвисла челюсть: "Я! Он выбрал меня !"

Я сорвался с места и выбежал вперед. От счастья я на ходу исполнил сальто и оказался в центре зала. Мой импровизированный трюк стал для Учителя неожиданностью, но он ласково улыбнулся.

Мы всемером гордо вытянулись перед Учителем: спины выпрямлены, лица расплылись в широких улыбках.

- Счастливчики, поклонитесь своим братьям и сестрам, - сказал Учитель. Мы склонились, опустив голову к самому полу, - Ученики, поздравьте Семерых Счастливчиков Академии Китайской Драмы.

Несмотря на свое разочарование, наши собратья начали аплодировать. Они действительно радовались за нас.

Это были первые предназначенные нам рукоплескания, но, без сомнений, далеко не последние.