ЭХ, ПРОКАЧУ!

Разумеется, нам далеко не всегда приходилось копаться в отбросах, чтобы набить живот. Иногда наши спектакли заканчивались рано, и это давало нам возможность побродить по парку и потратить деньги, выделенные на автобус, на широкий ассортимент продававшейся снеди. Конечно, это означало и то, что потом нам придется протопать пешком шесть миль до Академии, но сладкие пирожки с бобами или сахарным рисом того стоили. Однажды один из самых дружелюбно настроенных преподавателей, сердечный мужчина среднего возраста, обучавший нас боевым искусствам, сообщил нам один секрет: его сын работал водителем автобуса. Если кому-то из нас когда-нибудь понадобится прокатиться, он может сказать, что его отец - "Цзуй Лук, водитель номер 1033", и кондуктор позволит ему проехаться бесплатно как члену семьи шофера.

Мы радостно переглянулись. Можно покупать любые сласти, но при этом не понадобится возвращаться пешком!

Следующим вечером мы наелись досыта в полной уверенности, что прокатимся домой в роскошных условиях за счет автобусной компании.

- Ты уверен, что все получится, Самый Старший Брат? - с легким сомнением спросил я.

- Конечно, дубина, - откликнулся он. - Наставник не стал бы нас обманывать. Главное - не забыть то, что нужно сказать. - И, как только автобус подъехал к остановке, Юань Лун смело поднялся на подножку, кивнул кондуктору своей коротко остриженной головой и сообщил ему, что он - сын Цзуй Лука, водителя номер 1033.

Кондуктор оценивающе посмотрел на Самого Старшего Брата. Наконец он тоже кивнул ему и махнул рукой, пропуская в салон автобуса.

Сработало! У каждого из нас сердце подпрыгнуло от счастья: бесплатный проезд - можно поехать куда угодно и когда угодно!

Следующим был Юань Тай.

- Мой отец - Цзуй Лук, водитель номер 1033. - И его тоже пропустили.

Однако кондуктор уже начал что-то подозревать. Когда последний из нас, Юань Бяо, запинаясь, произнес имя и номер своего "отца" и прошел в салон, нам стало ясно, что мы сплоховали. У молодого парня Цзуй Лука просто не могло быть так много детей - тем более все они были острижены наголо.

Проклиная свое легковерие, кондуктор двинулся к задней площадке, требуя, чтобы мы, "лысые мальчуганы", спустились и оплатили проезд,. Разумеется, мы уже давно проели предназначенные для автобуса денежки, не говоря уже о карманной мелочи.

- Эй, чего вы хотите? Мы все расскажем отцу! - в отчаянии завопил Юань Лун. - Водитель! - рявкнул кондуктор. - У нас в автобусе "зайцы"! Поехали в полицейский участок.

Юань Бяо захныкал. Полиция! Мы не очень боялись полицейских, но трудно было даже вообразить себе, что сделает с нами Учитель, когда узнает, что нас взяли под стражу. В сравнении с этим тюрьма - а быть может, и казнь оказалась бы более мягким наказанием.

- Давайте, мы просто выйдем, - попросил Самый Старший Брат. - Мы пошутили.

Однако кондуктор уже слишком распалился, чтобы простить нас, и велел водителю ехать побыстрее. Я посмотрел на Юань Квая, и он кивнул в знак согласия. Мы рванулись в переднюю часть автобуса, оттолкнули кондуктора в сторону и быстро поднялись по лестнице на второй ярус двухэтажного автобуса. Остальные пять Счастливчиков неслись следом.

- Какого черта нам здесь делать? - крикнул Юань Лун. - Тут мы в ловушке! Юань Тай опустил окно.

- Ты что, с ума сошел, - воскликнул Юань Ва. - Мы погибнем!

- Какая разница, как именно, - возразил Юань Тай, и в этот момент из лестничного колодца показался рассвирепевший кондуктор. Придерживаясь за металлическую раму, Юань Тай сунул ноги в окно, спрыгнул, пролетел восемь футов и рухнул в придорожные кусты.

- С дороги! - крикнул Юань Лун и последовал за своим приятелем, покряхтывая, когда его коренастое тело протискивалось сквозь узкое отверстие. Затем то же самое спешно сделали Юань By и Юань Квай, а за ними, прошептав быструю молитву, Юань Ва.

Я придерживал кондуктора, который выкрикивал ругательства и брызгал слюной, но Юань Бяо застыл перед окном, испуганно уставившись на проносящиеся мимо деревья.

- Давай! - крикнул я.

- Мне страшно! - крикнул в ответ Юань Бяо.

Я так сильно оттолкнул кондуктора, что он едва не скатился по лестнице. Затем я подхватил Юань Бяо и выпихнул его в окно, а потом и сам прыгнул следом головой вперед.

Забудьте обо всех трюках, которые я исполнял впоследствии, - этот первый "каскадерский прыжок" был самым страшным в моей жизни. Густые кусты, мимо которых мы проезжали какую-то секунду назад, внезапно сменились чахлой порослью, и я увидел голую землю, надвигавшуюся на меня с мучительной быстротой. Перед ударом о землю у меня мелькнула только одна мысль: "Зачем я прыгнул из окна "рыбкой"!"

Единственным, что спасло нас с Юань Бяо от переломов шеи, была строгость Учителя на занятиях. Мы совершали сальто и акробатические кувырки столько раз, что могли бы исполнить их даже во сне - собственно, Юань Ва так и делал. Только благодаря выработанным рефлексам мы правильно сгруппировались и аккуратно приземлились на жесткую и неподатливую землю.

Автобус уже скрылся вдалеке, но мы все еще слышали вопли кондуктора. Нам повезло: мы отделались парой царапин и шишек - их было намного меньше, чем появлялось после обычного дня тренировок. Ни один из нас не пострадал.

Однако теперь мы оказались вдали от автобусной остановки - впрочем, это не имело значения, так как у нас в карманах не было ни гроша. И, поскольку полицейский участок находился в противоположном направлении, нам пришлось пройти пешком уже не шесть, а все семь миль.

- Кому пришла в голову эта дурацкая мысль, - бесился Юань Лун, выходя на дорогу и разворачиваясь в сторону школы. Остальные побрели вслед за ним, благоразумно сохраняя молчание.