Дао Джит Кюн До

Сжимать ладонью острие меча,
    Бежать по тонкому льду —
    Для этого не нужно иметь предшественников,
    Шагай по утесам с пустыми руками…
  
   Рекомендации по изучению данного раздела
  
    …. Мой муж Брюс всегда считал себя прежде всего мастером боевого искусства, а потом уже артистом. В возрасте 13 лет Брюс начал уроки кунг-фу стиля вин-чунь в целях самозащиты. В течение следующих 19 лет он превратил свои знания в науку, в искусство, в философию и образ жизни. Он тренировал свое тело упражнениями и практикой; он тренировал свой ум чтением и размышлением и записывал свои мысли и идеи постоянно на протяжении 19 лет. Страницы этой книги представляют собой работу всей его жизни….
    …. Собственные записи Брюса свидетельствуют о том, что на него произвели впечатление работы Эдвина Хэйзлита, Джулио Мартинеса Кастелло, Хьюго и Джеймса Кастелло и Роджера Кросньера. Многие собственные теории Брюса тесно связаны с идеями, высказанными этими авторами. Брюс решил закончить книгу в 1971 году, но его работа в кино помешала ему завершить ее. Он также сомневался, стоит ли издавать эту книгу, так как чувствовал, что ее могут использовать в других целях. Он не собирался делать свою книгу похожей на «инструкцию по эксплуатации» или «изучение кунг-фу за десять легких уроков». Он хотел, чтобы книга была записью его осмысленного опыта и учителем, а не списком инструкций. Если вы сможете прочесть ее в таком свете, то из этих страниц можно узнать многое. И у вас, вероятно, возникнет много вопросов, ответы на которые Вы должны искать в себе.
    Когда вы закончите эту книгу, то узнаете не только Брюса Ли, но и самого себя.
    А теперь распахните свой ум и читайте, разбирайтесь и набирайтесь опыта, и когда вы достигнете всего этого, снимите с вооружения книгу. Как вы увидите, ее страницы предназначены для устранения неразберихи….
    Линда Ли
  
  
    В реальном бою нет судьи, который бы сказал: «Стоп!»
    — Матч на ринге это не совсем бой. Даже выдающийся боксер может быть побежден в уличной схватке, но верните его на ринг, и он — хозяин ситуации. Настоящий бой страшен. Это броски лицом на асфальт, это удары ножом. Никто не знает, поможет ли вам ваше умение.
    И, конечно, все изменится, как только в руках у противника появится оружие. Даже десять лет занятий кикбоксингом уже ничего не значат.
    Брюс часто дрался на улицах Гонконга. Он был, по его собственному выражению, «панком, получающим кайф от драки». Я видел его в жестоких поединках, которые даже не могу назвать драками. Я видел бойцов, которые хотели просто покалечить, уничтожить Брюса. Но у них ничего не получалось и всякий раз Брюс преподавал им урок реального боя, буквально играя с ними. Он постоянно менялся в схватке, то наносил удары ногами, то взрывался как свирепый уличный файтер или профессиональный боксер. Иногда это было похоже на кикбоксинг, иногда на вин-чунь, иногда, после падения, — на джиу-джитсу. Брюс знал, как и когда использовать тот или иной стиль боя. Основа такого знания — в понимании боевых дистанций….
    Дэн Иносанто
  
  
    …. В руках замечательного человека тщательно скомпонованные простые вещи звучат с неоспоримой гармонией.
    Оркестр боевых искусств Брюса имеет такое же свойство.
    Будучи неподвижным несколько месяцев, с поврежденной спиной, он взялся за перо. Писал он так же, как говорил и поступал — прямо и честно.
    «Тао Джит Кюн До» началось задолго до того, как родился Брюс Ли. Классический стиль вин-чунь, с которого он начинал, был развит за четыреста лет до него. Две тысячи книг, которые он прочитал, описывали индивидуальные «открытия» тысяч людей до него. В этой книге нет ничего нового, никаких секретов. «Ничего особенного», — обычно говорил Брюс. Но это не так.
    Изюминка Брюса заключалась в знании себя и своих способностей, в умении правильно выбрать то, что работало бы на него, и превратить это в движения и слова. С помощью философии Конфуция, Спинозы, Кришнамурти он выработал свои концепции и с них начал книгу о своем тао.
    Когда он умер, книга была полностью завершена. Хотя было запланировано семь частей, закончена была только одна. Между основными блоками рукописи были непронумерованные страницы, содержащие только заголовки.
    Иногда он писал интроспективно, задавая себе вопросы.
    Наиболее часто он писал, обращаясь к своему невидимому ученику, читателю. Когда он писал быстро, то жертвовал грамматикой, когда же у него было время, писал ярко и красноречиво.
    Некоторые материалы были написаны в один присест и имели ясно очерченные формы. Другие носили следы внезапного вдохновения, и отрывочные идеи были небрежно набросаны по мере того, как они приходили в голову Брюсу. И это — по всей книге. В дополнение к семи запланированным частям Брюс делал заметки на протяжение всей работы над Джит Кюн До и оставлял их в книжных шкафах и в ящиках письменных столов. Некоторые были давними, другие — свежими и представляли ценность для книги….
    …. Следует упомянуть, что Тао Джит Кюн До не закончено. Искусство Брюса изменялось каждый день. В главе «Пять способов атаки», например, он сначала начал с категории, называемой «иммобилизация рук». Позднее он нашел это слишком ограниченным, так как иммобилизацию можно применить и к ногам, и к голове. Это был простой пример того, как плохо приклеивать жесткие ярлыки к любой концепции.
    Дао Джит Кюн До не имеет конца. Наоборот, оно служит началом. Оно не имеет стиля, не имеет уровня, хотя легко воспринимается теми, кто знает свое оружие. Почти для каждого утверждения этой книги существует исключение — ни одна книга не может дать полную картину боевых искусств. Это просто работа, которая описывает направление исследований Брюса. Исследование осталось неоконченным. Вопросы (некоторые элементарные, а некоторые — сложные) остались без ответа, чтобы заставить ученика задать вопросы себе. Точно также и рисунки часто не объясняют, а дают туманный намек. Но если они вызывают вопрос, если они рождают идею, они служат поставленной цели.
    Надеемся, что эта книга будет служить источником идей для всех специалистов боевых искусств, идей, которые должны затем развиваться дальше. К сожалению, неизбежно то, что книга может послужить толчком для организации «школ Джит Кюн До», возглавляемых людьми, которым известно имя автора, но очень мало известно о технике. Опасайтесь таких школ! Если их инструкторы пропустили последнюю, наиболее важную линию, они не поймут книгу вообще.
    Далее создание книги ничего не значит. Не существует реальной границы между скоростью и силой, между точностью и ударами ногами или между ударами руками и темпом; каждый элемент поединка влияет на все остальные. Те разделения, которые я сделал, служат только для удобства чтения, не принимайте их слишком серьезно. Используйте карандаш во время чтения и отмечайте те разделы, которые взаимосвязаны. Джит Кюн До, как видите, не имеет определенных границ, только те, которые вы создаете сами….
    Гилберт Л. Джонсон
  
   БОЕВЫЕ ИСКУССТВА, ВКЛЮЧАЯ БОКС
   Боевые искусства основаны на понимании, упорной работе и общем осознании техники. Тренировка мощи и использование силы не представляют проблемы, но достигнуть полного понимания всех приемов очень трудно. Чтобы прийти к такому пониманию, вы должны изучать естественные движения всех живых существ. Тогда, вероятно, вы сможете понять боевое искусство других. Вы сможете изучать распределение движений во времени и слабые места противников. Знание этих двух элементов даст вам возможность победить их довольно легко.
   СУТЬ БОЕВЫХ ИСКУССТВ — В ПОНИМАНИИ ПРИЕМОВ
   Чтобы понимать приемы, вы должны усвоить, что они содержат множество сконцентрированных базовых движений. Это может показаться довольно затруднительным для восприятия. В начале обучения вы найдете такие приемы трудными для освоения. Это потому, что хороший прием содержит быстрые изменения, большое разнообразие вариаций и скорость. Это может быть система полных противоположностей, во многом похожая на ситуацию Бога и Дьявола. В быстрой смене событий кто из них является ведущим? Меняются ли они местами со скоростью молнии? Китайцы в это верят. Поместить сердце боевых искусств в свое собственное сердце и сделать их частью себя самого означает полное понимание и использование свободного стиля. Когда у вас это будет, вы поймете, что пределов не существует.
   МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ ВО ВРЕМЯ ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ
   Некоторые боевые искусства очень популярны, настоящее удовольствие для толпы, так как они интересны, имеют красивые приемы. Но берегитесь — они подобны разбавленному вину. А разбавленное вино — не настоящее вино, нехорошее вино, в нем почти ничего не осталось от настоящего. Некоторые боевые искусства не выглядят так красочно и привлекательно, но вы знаете, что в них есть что-то настоящее, живое, острый запах, оригинальный вкус. Они подобны оливкам. Вкус может быть сильным и сладко-горьким.
   Аромат сохраняется. Вы вырабатываете вкус к ним. Но еще никто не выработал вкус к разбавленному вину.
   ПРИОБРЕТЕННЫЕ И ЕСТЕСТВЕННЫЕ ТАЛАНТЫ
   Некоторые люди рождаются с хорошими физическими данными, чувством скорости и запасом выносливости. Это хорошо. Но в боевых искусствах все, что вы изучаете, является приобретенным навыком.
   Овладение боевым искусством подобно занятиям буддизмом. Ощущение его приходит из сердца. У вас рождается убеждение, что то, что вы знаете, вам действительно необходимо. Когда это стало частью вас, вы знаете, что у вас это есть. Вы преуспели в этом. Вы можете никогда полностью не понимать всего этого, но вы верны этому и придерживаетесь его. По мере вашего прогресса вы узнаете природу простого пути. Вы сможете вступить в какой-нибудь храм или школу.
   Вам откроется простота природы. Вы станете жить так, как никогда не жили раньше.
   ДЗЭН
   • Быть просвещенным в боевом искусстве — значит избавиться от всего, что затемняет «истинное знание», реальную жизнь. В то же время это подразумевает неограниченное расширение сознания, восприятия. И действительно, упор надо делать не на культивирование какой-либо отдельной стороны жизни, которая исчезает во всеобщности, а больше на всеобщность, которая вбирает в себя и объединяет все частные ее стороны.
   • Путь к превосходной карме лежит через использование ума и воли. Гармония всей жизни, в том числе и социальной, есть истина, которая может быть полностью реализована только тогда, когда ложное мнение об отдельном «Я», чью судьбу можно рассматривать в отрыве от общества, будет навеки уничтожено.
   • Пустота — это то, что стоит как раз посередине между тем и этим. Пустота всеобъемлюща и не имеет противоположностей — не существует ничего, чтобы она не включала в себя или чему бы была противоположна. Эта пустота живая, так как все формы произошли от нее, и тот, кто когда-либо осознает ее, тот будет чувствовать жизнь, силу и любовь ко всему сущему.
   • Превратимся в деревянную куклу. У нее нет «Я», нет мыслей, она не жадна и не придирчива. Пусть тело и все органы работают так, как им предназначено.
   • Осознание себя является величайшим препятствием для правильного исполнения всего техническокго действия.
   • Если внутри вас ничего не напряжено, окружающие предметы и явления раскроются сами. Двигаясь, будьте текучи как вода. Будьте невозмутимы и спокойны, как поверхность зеркала. Отвечайте на все подобно эху.
   • Невозможно определить «ничто». Самые мягкие вещи невозможно схватить.
   • Я двигаюсь и не двигаюсь. Я подобен луне под волнами, которые всегда продолжают колыхаться и раскачиваться. Нет такого: «Я делаю это», а есть внутреннее понимание того, что: «Это делается для меня». Осознание себя является величайшей помехой в правильном выполнении физического действия.
   • Локализация ума означает его замораживание. Когда ему мешают течь свободно, когда ему что-нибудь нужно, это больше не ум как таковой. «Неподвижность» — это концентрация энергии в данном фокусе, как в оси колеса, вместо рассеивания беспорядочного действия.
   • Целью является выполнение, а не сопровождение. Нет действующего лица, а есть действие; нет испытателя, а есть испытание.
   • Увидеть вещь очищеной от личных предпочтений и желаний — значит увидеть ее в первозданной красоте.
   • Искусство достигает своей наивысшей точки, когда оно лишено самоосознания. Свобода открывает свои обьятия человеку в тот момент, когда он перестает заботиться о том, какое впечатление он производит или может произвести на кого бы-то нибыло.
   • Совершенный путь труден только для тех, кто выбирает.
   Не делайте предпочтений, тогда все станет ясно. Делайте минимальные различия — небо и земля разделятся. Если вы хотите, чтобы перед вами была истина, никогда не будьте ни «за», ни «против». Борьба между «за» и «против» есть самая худшая болезнь ума.
   • Мудрость состоит не в попытках отделить добро от зла, а в умении «оседлать» их подобно тому, как пробка приспосабливается к гребням и провалам волн.
   • Не сопротивляйтесь болезни, будьте с ней, идите вместе с ней — это путь избавиться от нее.
   • Утверждение есть Дзен только тогда, когда оно есть действие и не касается чего-либо, что утверждается в нем.
   • В буддизме нет места для усилий. Будьте обычными, а не особенными. Еште вашу пищу, ворочайте кишками, носите воду, а когда устанете, идите и ложитесь. Невежда посмеется надо мной, а мудрый поймет.
   • Не создавайте ничего по отношению к себе. Скользите быстро, как будто вас нет, и будьте спокойны, как невинность.
   Не превосходите других, всегда следуйте за ними.
   • Не убегайте: пусть приходит. Не ищите: придет само, когда вы меньше всего ожидаете.
   • Откажитесь мыслить, но так, как будто и не отказывались. Наблюдайте приемы, как будто не наблюдая.
   • Нет постоянного обучения. Все, что я могу дать — это подходящее лекарство для определенного недуга.
    Восьмеричный путь буддизма
   Восемь требований для устранения страданий путем переоценки фальшивых ценностей и снабжения истинными знаниями о смысле жизни звучат следующим образом:
   1. Правильные взгляды (понимание): Вы должны ясно видеть, что плохо.
   2. Правильная цель (стремление): Выбирайте, чтобы быть излеченным.
   3. Правильная речь: Говорите только для того, чтобы следовать сказанному.
   4. Правильное поведение: Вы должны действовать отрешенно.
   5. Правильные занятия: Ваш образ жизни не должен противоречить излечению.
   6. Правильные усилия: Излечение должно продвигаться с постоянной скоростью, то есть с самой высокой скоростью, которую можно поддерживать длительное время.
   7. Правильная осведомленность (контроль ума): Вы должны чувствовать суть и думать о ней непрерывно.
   8. Правильная концентрация (медитация): Учитесь размышлять с глубоким сосредоточением.
   ИСКУССТВО ДУШИ
   • Задача искусства — создать внутреннее видение мира, сформулировать эстетическое воплощение глубочайшим психических переживаний и стремлений человека. Она должно делать понятными эти переживания и распознавать их в общей структуре идеального мира.
   • Искусство проявляется в понимании внутренней сущности вещей и создает форму общения человека с «ничем», с природой абсолюта.
   • Искусство есть выражение жизни, оно переступает пределы и времени, и пространства.
   • Мы должны пропустить наши души сквозь искусство, чтобы придать новую, более совершенную форму и новый смысл и содержание окружающему миру.
   • Самовыражение мастера есть его душа, проявленная в любом поступке, его школа, а также его «хладнокровие».
   За каждым движением музыка его души становится видимой. В противном случае его движение — пустое, а пустое движение подобно пустому слову — ничего не значит.
   • Искусство никогда не бывает декорацией, украшением; наоборот, это работа на пути познания. Искусство, другими словами, — это способ достижения свободы.
   • Искусство требует совершенного мастерства в приемах, развитого мыслью в душе.
   • «Искусство без искусства» есть художественный процесс внутри художника; его смысл — это искусство души. Все движения различных инструментов — это шаги к абсолютному эстетическому порогу души.
   • Творчество в искусстве есть психическое раскрытие личности, которое уходит корнями в ничто. Его эффект — это расширение и углубление рамок души.
   • Искусство без искусства есть искусство души, спокойной, подобно лунному свету, отражающемуся на поверхности глубокого озера. Конечная цель мастера — это использование его повседневной деятельности, чтобы стать мастером прошлой жизни и таким образом овладеть искусством настоящей. Мастер в любом искусстве должен сначала быть мастером живого, так как душа творит все.
   • Действительно, трудно видеть ситуацию просто — наш ум весьма сложен. Легко научить человека быть искусным, но трудно научить его иметь собственную позицию.
   Все неясности должны отпасть прежде, чем ученик сможет назвать себя мастером.
   • Искусство есть путь к абсолюту и к сущности человеческой жизни. Задача искусства — не односторонняя поддержка духа, души или чувств, а полное и всеобъемлющее раскрытие всех человеческих способностей — мыслей, чувств, воли — всего жизненного ритма мира природы. Итак, пусть неслышный голос будет услышан, и душа сама сольется с ним в гармоничном созвучии.
   • Высокая квалификация мастера, следовательно, еще не означает творческого совершенства. Она остается, скорее, продолжающейся умеренностью или отражением некоторой ступени в психическом развитии. Творческое совершенство не следует искать в форме или высших ее проявлениях. Оно должно исходить из человеческой души.
   • Творческая деятельность не лежит в самом искусстве как таковом. Она проникает в глубинный мир, в котором все формы искусства текут вместе и в котором гармония души и космоса в «ничто» имеет свой выход в реальность.
   • Поэтому именно творческий процесс есть реальность, а реальность есть истина.
  
     Путь к истине
    1. ПОИСКИ ИСТИНЫ.
    2. УЗНАВАНИЕ ИСТИНЫ (и форм ее существования).
    3. ВОСПРИЯТИЕ ИСТИНЫ (Этот процесс подобен восприятию движения).
    4. ПОНИМАНИЕ ИСТИНЫ (опытный философ практикует это для понимания ДАО).
    5. ПОЗНАНИЕ ИСТИНЫ.
    6. ОВЛАДЕНИЕ ИСТИНОЙ.
    7. ЗАБЫВАНИЕ ИСТИНЫ.
    8. ЗАБЫВАНИЕ НОСИТЕЛЯ ИСТИНЫ.
    9. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ПЕРВОИСТОЧНИКУ, ГДЕ ЛЕЖАТ КОРНИ ИСТИНЫ.
    10. ПОКОЙ В «НИЧТО».
  
   ДЖИТ КЮН ДО
   • Ради безопасности неограниченное живое превращается в вечное мертвое, а выбранный шаблон становится бессмысленным. Чтобы понять Джит Кюн До, следует отбросить все идеалы, шаблоны, стили; фактически, надо отбросить даже концепцию о том, что есть идея в Джит Кюн До. Можете ли вы взглянуть на ситуацию, не называя ее? Присвоение ей имени рождает страх.
   • Действительно, трудно видеть ситуацию просто — наш ум весьма сложен. Легко научить человека быть искусным, но трудно научить его иметь собственную позицию.
   • Джит Кюн До предпочитает бесформенность, чтобы можно было принять любые формы, и так как Джит Кюн До не имеет стиля, то оно подходит к любому стилю. В результате Джит Кюн До использует все пути и не привязывается ни к одному. Оно использует любые приемы или средства, которые служат его конечной цели.
   • Начинайте изучение Джит Кюн До с воспитания, развития и укрепления собственной воли. Забудьте о победах и поражениях, забудьте о гордости и боли. Пусть противник разрывает вашу кожу — и вы разорвете его плоть; пусть он разрушит вашу плоть — вы сломаете его кости; позвольте ему ломать ваши кости — и вы возьмете его жизнь! Не думайте о вашей собственной безопасности — положите вашу жизнь перед ним!
   • Большой ошибкой является ожидание результатов начатого. Вы не должны думать о победе или поражении.
   Пусть все идет как идет, а ваши руки и ноги наносят удары в подходящие моменты.
   • Джит Кюн До учит нас не оглядываться назад, если курс намечен. Оно относится к жизни и смерти безразлично.
   • Джит Кюн До избегает поверхностного, проникает в сложности, входит в сердце проблемы, точно указывает ключевые факторы.
   • Джит Кюн До не ходит вокруг да около. Оно не избирает окольных путей, а следует прямо к цели. Простота — самое короткое расстояние между двумя точками.
   • Искусство Джит Кюн До — это искусство упрощать.
   Сама реальность заключена в его существовании. Его смысл — свобода в первозданном виде, свобода, не ограниченная умом, расчленяющим мир на части, верованиями, нагромождением сложностей, необходимостью приспосабливаться.
   • Джит Кюн До есть познание истины. Это образ жизни, движение к контролю над телом и духом. Но познание это должно происходить изнутри, посредством интуиции.
   • Тренируясь, ученик должен быть подвижным и динамичным во всех смыслах. Он должен чувствовать себя так, как будто ничего особенного не происходит. Когда он продвигается вперед, его шаги должны быть легки и спокойны, глаза не фиксированы на одной точке и не смотрят яростно на врага. Поведение не должно отличаться от обычного, никаких изменений не должно быть в выражении его лица, ничто не должно выдавать факта, что он вступил в смертельный бой.
    Ваше естественное оружие имеет двойную цель:
   1. Уничтожить противника, который стоит перед вами, тоесть устранить все, что стоит на пути мира, справедливости и гуманности.
   2. Уничтожить ваши собственные опасения, идущие от инстинкта самосохранения. Отбросить все, что тревожит ваш ум. Не вредить никому, но преодолевать ваши собственные жадность, гнев и глупость. Джит Кюн До направлено на самого себя.
   • Удары руками и ногами являются оружием, чтобы убить свое собственное «Я». Это оружие представляет силу интуитивной и инстинктивной направленности, которая, в отличие от интеллекта или запутанного «Я», сама по себе не расчленяет реальность, блокируя свою собственную свободу. Оружие идет по заданному курсу, не оглядываясь назад или по сторонам.
   • Так как чистосердечие и легкость мысли наследуются человеком, его оружие имеет налет этих качеств и играет свою роль с крайней степенью свободы. Оружие выступает как символ внутреннего духа, сохраняющего ум и тело в полной активности.
   • Искусство Джит Кюн До — это искусство упрощать.
   • Отсутствие стереотипной техники на самом деле означает целостность и свободу. Все линии и движения тела есть прямое их следствие.
   • Отсутствие привязанностей как основа — это врожденная природа человека. Обычно мысль движется без остановок; прошлые, настоящие, и будущие мысли образуют непрерывный поток.
   • Отсутствие мысли как доктрина означает невовлечение в безостановочный мыслительны процесс, отсутствие поглощающей фиксации на внешних предметах, но при этом удержание в поле внимания мысли о преданности мысли.
   • Истинная гармония есть субстанция мысли, а мысль есть истинная гармония. Невозможно думать о гармонии, определять ее мысленно, не разрушая ее.
   • Соберите ум в острый фокус и заставьте его напрячься так, чтобы он мог сразу открыть истину, которая существует везде. Ум должен быть освобожден от старых привычек, предрассудков, ограничивающих мыслительных процессов и даже от обычного мышления.
   • Очиститесь от накопленной вами грязи и освободите реальность в ее обнаженной сущности, и она предстанет перед вами такой, какая она есть. Вы увидите пустоту, в полном соответствии с буддийской концепцией.
   • Опустошите вашу чашу, чтобы ее можно было наполнить, станьте пустым, чтобы победить.
   ОРГАНИЗОВАННАЯ БЕЗНАДЕЖНОСТЬ
   • В длительной истории боевых искусств инстинкт подражания и следования системе является, по-видимому, наследственным у большинства занимающихся, как инструкторов, так и учеников. Это частично объясняется человеческой природой, а частично — крепкими традициями, стоящими за многочисленными шаблонами различных стилей. Поэтому найти свежего, оригинального учителя — мастера — большая редкость, а нужда в наставнике бьет набатом.
   • Каждый человек неосознанно причисляет себя к какому-то стилю единственно для того, чтобы претендовать на обладание истиной и иметь опору для отрицания других стилей. Все это становится методическими установками с их объяснениями «Пути», рассекая гармонию жесткости и мягкости, устанавливая определенные ритмические формы как отличительные особенности их приемов.
   • Вместо рассмотрения боя как такового большинство систем боевых искусств накапливают впечатляющие суррогаты, которые сбивают с толку их последователей и уводят их в сторону от истинной реальности боя, которая проста и пряма. Вместо того, чтобы идти непосредственно к сути вещей, регулярно и методично практикуются обтекаемые формы (организованная безнадежность) и имитирующие приемы, заменяя реальный бой условным. Таким образом, вместо того, чтобы «быть» в бою, эти практикующие «делают что-то, напоминающее бой».
   • Еще хуже то, что сверхумственная и духовная силы губительно вырождаются, пока эти практикующие погружаются все глубже и глубже в тайны и абстракции. Все эти вещи являются тщетными попытками поймать и зафиксировать непрерывно меняющиеся движения в бою, рассечь их и изучать, как труп.
   • Когда вы отойдете от этого, реальный бой перестанет быть застывшим и оживет. Суррогаты (форма паралича) цементируют и ставят в рамки то, что текло и изменялось, и когда вы посмотрите на это реалистично, то это не что иное, как слепая преданность систематической бесполезности практикования рутинных приемов или акробатических трюков, которые ни к чему не ведут.
   • Когда приходит реальное чувство, такое как гнев или страх, может ли приверженец стиля выразить себя классическим методом, или он просто вопит и стонет? Является ли он живым человеческим существом или роботом, действующим по шаблону? Формирует ли усвоенный им прием барьер между ним и противником и предохраняет ли от «своих» отношений?
   • Стилисты, вместо того, чтобы смотреть прямо в лицо факту, вдаются в теории и продолжают запутываться все дальше и дальше в ловушке, из которой нет выхода.
   • Они не видят и не могут увидеть фактов жизни как таковых, потому что их учение искажено, перекручено и выхолощено. Им следует понять: любая дисциплина должна приспосабливаться к природе вещей и их сущности.
   • Стать зрелым вовсе не означает стать пленником концепций. Зрелость — это умение реализовать то, что находится внутри нас самих.
   • Когда есть свобода от механических условностей, есть и простота. Жизнь — это взаимоотношения со всем сущим.
   • Человек, который ясен и прост, не выбирает себе судьбу. Что есть — то есть. Действие, основанное на идее, есть, очевидно, действие выбора, и такое действие не освобождает. Наоборот, оно порождает дальнейшее сопротивление, дальнейший конфликт. Примите гибкое знание.
   • Взаимоотношения — это понимание. Это процесс самооткрытия. Взаимоотношения — это зеркало, в котором вы открываете себя. «Быть» — значит быть в отношениях.
   • Выбор приемов, неспособных к адаптации, к гибкости, предлагает только лучшую клетку. Истина лежит за всеми шаблонами.
   • Самые изощренные формы есть лишь напрасные повторения, которые предлагают четкий и красивый побег от самопознания с живым противником.
   • Накопление есть самоограждающее сопротивление, а витиеватые приемы усиливают сопротивление.
   • Классический человек — это сгусток рутины, идей и традиций. Когда он совершает поступок, он представляет каждый текущий момент в терминах прошлого.
   • Знание фиксировано во времени, познание же — это непрерывный процесс. Знание приходит из какого-то источника, из накопления, из заключений, в то время как познание — это вечное поиск.
   • Регулярный процесс — это просто упорядочение памяти, которая становится механической. Обучение никогда не является накопительным, это процесс познания, который не имеет ни начала, ни конца.
   • В культивировании боевых искусств должно проявляться чувство свободы. Обусловленный ум — уже не свободный ум. Всякое обуславливание ограничивает личность в рамках определенной системы.
   • Классический человек — это сгусток рутины.
   • Чтобы выразить себя свободно, вы должны умереть для всего вчерашнего. Из «старого» опыта вы можете взять лишь безопасность, из «нового» вы выигрываете непрерывность течения времени.
   • Чтобы осознать свободу, ум должен научиться смотреть на жизнь как на широкое движение вне зависимости от времени, так как свобода лежит за порогом осознаваемого. Наблюдайте, но не останавливайтесь и не изрекайте «Я свободен» — вы живете в памяти чего-то, что уже исчезло. Понимать и жить сейчас — значит забыть все о прошлом. «Вчера» должно умереть.
   • Свобода от познания есть смерть. Следовательно, вы живете. Не существует таких понятий как «правильно» или «неправильно», когда вы свободны.
   • Когда человек не выражает себя, он не свободен. Тогда он начинает бороться, и борьба порождает методический порядок. Следовательно, он делает свой методический распорядок скорее как ответ на собственную реакцию, чем отвечая на то, что действительно происходит.
   • Боец всегда должен быть сосредоточен на одном — на процессе боя, не смотреть назад и в стороны. Он должен избавиться от всего, что мешает его движению вперед либо эмоционально, либо физически, либо интеллектуально.
   • Можно действовать полностью свободно лишь в том случае, если человек находится вне системы. Человек, который действительно жаждет открыть истину, не имеет стиля. Он живет только в том, что есть.
   • Если вы хотите понять истину в боевых искусствах, видеть ясно любого противника, вы должны отбросить установки стилей или школ, предрассудки, симпатии и антипатии и так далее. В этом состоянии вы будете видеть все четко, свежо и целиком.
   • Если выбранный стиль учит вас какому-то методу борьбы, то вы можете вести бой в соответствии с ограничениями этого метода, но это будет ненастоящий бой.
   • Если вы встречаетесь с непредвиденной атакой, например, кто-то проводит удар в рваном ритме, ваши готовые модели ритмических классических блоков, ваши защиты и контратаки всегда будут лишены живости и гибкости.
   • Если вы следуете классической модели, вы познаете рутину, традицию, форму, но не познаете себя.
   • Как можно отвечать на безбрежность частичной, фрагментарной моделью?
   • Простое механическое повторение различных рассчитанных или заученных движений мешает течению боя, его сущности, его живой реальности.
   • Накопление форм — просто еще один вид обусловленности. Они становятся ношей, которая связывает по рукам и ногам и тянет только в одном направлнии — вниз.
   • Форма есть накопление сопротивления; это исключение выбора модели движения. Вместо того, чтобы создавать сопротивление, входите прямо в готовое движение. Не осуждайте и не прощайте — неизбирательное познание ведет к примирению с противником в понимании того, что есть «на самом деле».
   • Будучи обусловленным предпочитаемым методом, будучи изолированным в замкнутой модели поведения, практикующий встречает своего противника сквозь экран предубеждений: выполняет свои стилизованные блоки, слушает свои собственные крики, но не видит, что на самом деле делает противник.
   • Мы и есть те самые ката, те самые классические блоки и удары, — настолько сильно мы запрограммированы ими.
   • Чтобы приноровиться к противнику, необходимо прямое восприятие. Но нет прямого восприятия там, где есть сопротивление, где есть подход «только одного пути».
   • Жить наполненно означает быть способным следовать «тому, что есть», так как «то, что есть» постоянно движется и изменяется. Если вы привязаны к определенной точке зрения, то вы не способны следовать за стремительными изменениями «того, что есть».
   • К истине нет какого-то неизменного пути. Она живая и, следовательно, изменяется. Каково бы ни было ваше мнение о, например, боковых ударах рукой или части какого-то стиля, не может быть окончательного мнения об овладении совершенной защитой против них. Действительно, почти все бойцы используют это положение. Мастер боевого искусства использует разнообразие в своих атаках.
   Он должен быть способен ударить всегда, в каком бы положении ни находилась его рука.
   • Но в классических стилях система становится важнее самого человека! Классик вынужден действовать в соответствии с канонами стиля!
   • Какие же тогда могут существовать методы и системы, позволяющие достичь то, что живет? Ко всему, что статично, фиксировано, мертво, может быть путь, определенное направление. Но только не к тому, что живет. Не сводите реальность к омертвевшей статике, не изобретайте множества методов достижения последней, этих методов и так слишком много.
   • Истина — это взаимодействие с противником, непрерывно изменяющееся, живое и никогда — статическое.
   • К истине нет какого-то пути. Она живая и, следовательно, изменяется. Она не имеет постоянного места, формы, каких-то установок, не имеет философии. Когда вы увидите это, вы поймете, что истина такая же живая, как вы сами. Вы не можете выразить себя и быть живым через статику, собрать воедино формы через стилизованные движения.
   • Классические формы снижают вашу способность к творчеству, заключают в рамки, подтачивают ваше чувство свободы. Вы уже больше не «есть», а просто «делаете» без прочувствования.
   • Так же, как желтые листья могут стать золотыми монетами, чтобы успокоить плачущего ребенка, таким же образом так называемые секретные движения и искаженные позы успокаивают невосприимчивого к знаниям бойца.
   • Это не означает столь удобной возможности совсем ничего не делать. Нельзя только останавливаться на чем-либо, что выполняется сейчас. Не надо такого ума, который выбирает или отвергает. Быть без преднамеренного ума — значит не привязываться к мыслям.
   • Принятие, отрицание и обвинение мешают пониманию.
   Пусть ваш ум двигается вместе с другими в понимании происходящего. Тогда создается возможность реального общения. Чтобы понять друг друга, нужно находиться в состоянии неизбирательного познания, там, где нет чувств сравнения и порицания, нет требований, нет ожидания дальнейшего развития дискуссии, нет согласия или несогласия. Прежде всего, не начинайте с вывода. Освободитесь от противоборства стилей. Осознайте себя путем близкого наблюдения того, что вы обычно практикуете. Не порицайте и не одобряйте, просто наблюдайте.
   • Когда на вас ничто не влияет, когда вы умерли для условностей классических реакций, тогда вы будете видеть и чувствовать вещи полностью свежими и новыми.
   • Осознание. Без выбора, без требований, без волнения. В таком состоянии ума нет ощущения. Только восприятие решит все наши проблемы.
   • Понимание требует не только обостренного восприятия, но и постоянного процесса познания, постоянного состояния вопроса без заключения.
   • Чтобы понять бой, нужно подойти к нему простым и прямым образом. Понимание приходит через чувство, от момента к моменту в зеркале взаимоотношений.
   • Само понимание образуется посредством взаимоотношений, а не посредством изоляции.
   • Чтобы познать себя, надо изучать себя во взаимодействии с другими, а не отдельно.
   • Понимание действительности требует знания, боевой готовности и полностью свободного ума.
   • Усилие внутри ума ведет к его ограничению. Любое усилие подразумевает преодоление препятствий при достижении цели, а когда у вас есть цель, конечная точка перед глазами, вы тем самым накладываете ограничение на ум.
   • Сейчас я вижу что-то полностью новое, и эта новизна в познании себя откладывается в уме. Но завтра этот опыт становится механическим, если я попытаюсь повторить ощущение, удовольствие от него. Описание всегда нерельно. Реальным является видение истины немедленно, сейчас, потому что у истины нет завтра.
   • Мы найдем истину, когда исследуем вопрос. Вопрос никогда не существует отдельно от ответа. Вопрос и есть ответ — понимание вопроса растворяет его.
   • Наблюдайте то, что есть, не разделяя знания.
   • Истина как таковая существует вне бесконечного потока загрязняющих ее мыслей. Она не может быть познана через концепции и мысли.
   • Мышление — это не свобода, любая мысль частична. Она никогда не может быть всеобъемлющей. Мысль — это ответ памяти, а память всегда частична, так как память есть не что иное, как результат опыта. Отсюда следует, что мысль — это реакция ума, ограниченного опытом.
   • Познайте пустоту и спокойствие вашего ума. Будьте пустыми. Не имейте стиля или формы, так как противник может разгадать их.
   • Ум изначально бездеятелен, путь всегда без мысли.
   • Внутренний взор открывает то, что скрывает изначальная природа за завесой внешних форм.
   • Тишина и спокойствие достигаются тогда, когда вы свободны от внешних объектов и не встревожены. Быть спокойным — значит не иметь никаких иллюзий или заблуждений о сущем.
   • Мыслей нет. Только сущее, то, что есть. Сущее не движется, но его движение и функционирование неистощимы.
   • Медитировать означает реализовать невозмутимость, вашей естественной природы. Конечно, медитация никогда не может быть процессом концентрации, потому что высшая форма мышления есть пустота, ничто. Ничто — это состояние, в котором нет ни положительных, ни отрицательных реакций. Это состояние полной пустоты.
   • Концентрация есть форма исключения, а там, где есть исключение, есть и тот, кто исключает. Это именно мыслитель, исключитель, человек, который концентрируется, который порождает противоречие. Так как он формирует центр, из которого происходит рассредоточение.
   • Существует понятие действия без действующего лица, состояние приобретения опыта без исследователя и опыта.
   К сожалению, это состояние ограничено и отягощено классической путаницей.
   • Классическая концентрация, или сосредоточение на одной вещи и исключение всех остальных, и знание, которое является всеобщим и ничего не исключает, — это такие состояния ума, которые можно понять только с помощью объективного, непредубежденного наблюдения.
   • Познание не имеет границ, это приобретение всего вашего существа без исключений.
   • Концентрация — это сужение ума. Но мы имеем дело со всеобщим процессом живого, и концентрация исключительно на каком-то одном аспекте жизни сужает жизнь.
   • «Момент» не имеет ни вчера, ни завтра. Это не результат мысли, и поэтому он не имеет времени.
   • Когда в долю секунды ваша жизнь оказывается под угрозой, разве вы говорите: «Дайте мне удостовериться, что моя рука на бедре и стойка соответствует стилю»? Когда ваша жизнь оказывается в опасности, разве вы говорите о методе, который вы избираете, чтобы защитить себя?
   Почему же возникает двойственность?
   • Так называемый специалист боевого искусства — это результат трех тысяч лет пропаганды и обусловленности.
   • Почему же люди зависят от тысяч лет пропаганды? Они могут считать «мягкость» идеалом по отношению к «твердости», но когда сталкиваются с тем, что есть, что получается? Идеалы, принципы, представления о том, что «должно быть», все это ведет к лицемерию.
   • Так как люди не хотят беспокойства, не хотят неопределенности, они устанавливают модели поведения, мышления, отношений с другими людьми. Затем они становятся рабами этих моделей и принимают их за реальную жизнь.
   • Соглашения по определенным правилам движений, чтобы обезопасить участников, могут быть хороши для таких видов спорта, как бокс или баскетбол, но успех Джит Кюн До лежит в свободе как по использованию приемов, так и по их неиспользованию.
   • Второразрядный ученик, слепо следующий за своим сенсеем или сифу, принимает его модели. В результате все его действия, движения и, что более важно, мышление становятся механическими. Его ответы становятся автоматическими, в соответствии с принятым набором моделей, делая его узким и ограниченным.
   • Самовыражение всегда бывает общим и немедленным, вне концепции времени, и вы действительно сможете выразить себя только тогда, когда освободитесь, физически и духовно, от фрагментарности.
   ПОЛОЖЕНИЯ ДЖИТ КЮН ДО (JKD)
   1. Экономная структура в атаке и защите (атака: живые удары/защита: липкие руки).
   2. Разностороннее и «искусно-безыскусное», «всеобщее» оружие — удары руками и ногами.
   3. Рваный ритм, пол-такта, один такт, три с половиной такта (ритм JKD в атаке и контратаке).
   4. Тренировка с разнообразными отягощениями, научно обоснованная дополнительная тренировка плюс всесторонняя подготовка тела.
   5. JKD — движение в атаку и контратаку, идущее из любого места без возвращения в исходное положение или принятия каких-либо позиций.
   6. Гибкое тело и легкие перемещения.
   7. Неопределимое для противника поведение и незапрограммированная атакующая тактика.
   8. Сильный ближний бой:
   а) хитрые взрывные атаки
   б) броски
   в) захваты
   г) сковывание противника
   9. Спарринг в полную силу и тренировки с активным контактом на движущихся мишенях.
   10. Сила конечностей, полученная постоянными закаливающими тренировками.
   11. Ярко выраженная индивидуальная манера более значима, чем владение массовыми приемами; жизненность более значима, чем классицизм (истинные отношения).
   12. Всеобъемлющее больше, чем частное в структуре.
   13. Тренировка «непрерывного самовыражения» за всеми физическими движениями.
   14. Ненапряженная мощь и мощный управляемый удар. Упругая расслабленность, но не расхлябанное тело. А также гибкая, осознанная оценка ситуации.
   15. Постоянное течение и изменение (прямые движения в сочетании с искривленными, выпады вперед и отходы назад в сочетании с уходами влево и вправо, боковые шаги, круговые движения руками и т. д.).
   16. Хорошо сбалансированное положение тела во время передвижения. Неразрывная связь между почти полной отдачей сил и почти полным расслаблением.
   БЕСФОРМЕННАЯ ФОРМА
   • Я надеюсь, что специалисты боевых искусств больше интересуются корнями боевых искусств, а не декоративными ветвями, цветами и листьями. Бесполезно спорить, какой именно листок, сочетание ветвей или цветов вы предпочитаете; когда вы поймете корни, вы поймете и все растение, а значит сумеете поместить на свое место ветви, листья, цветы и плоды.
   • Пожалуйста, не предпочитайте мягкость твердости, удары ногами — ударам руками, захваты — ударам, бой на длинной дистанции — ближнему бою. Отбросьте утверждение, будто «это» лучше, чем «то». Одного мы должны остерегаться — фрагментарности, которая отнимает у нас ощущение всеобъемлемости жизни и заставляет терять общность среди двойственности.
   • В боевых искусствах есть проблема созревания. Это созревание есть прогрессивная интеграция индивидуума с его бытием, сущностью. Такая интеграция возможна только посредством настойчивого самоисследования и свободного самовыражения, а не посредством копирующего повторения навязанной модели движений.
   • Есть стили, предпочитающие лишь прямые линии и наоборот, есть стили, где в чести изогнутые линии и круги.
   И те и другие слишком привязаны к одному частному аспекту боя. Это рабство. Джит Кюн До есть путь достижения свободы, это работа познания. Искусство никогда не было декорацией или украшением. Метод выборов, хотя и точный, фиксирует своих приверженцев на определенной модели. Реальный бой никогда не фиксирован и меняется каждый момент. Работа по моделям — это, в основном, практика сопротивления. Такая практика ведет к опутыванию правилами; понимание становится невозможным, а ее последователи никогда не станут свободны.
   • Манера боя зиждется на персональном выборе и предпочтениях. Истина о способах ведения боя раскрывается момент за моментом, но только тогда, когда существует познание без осуждения, установления справедливости или любой другой формы идентификации.
   • Джит Кюн До предпочитает бесформенность и не имеет стиля, так как хочет принимать в своем развитии любые формы и стили. В результате Джит Кюн До использует все пути и не связано ни с одним, а также использует все приемы и средства, которые служат достижению его конечной цели. В этом искусстве эффективно все, что действительно идет на пользу.
   • Высшее развитие ведет к пустоте. Полуразвитие приводит к орнаментализму.
   • Нетрудно привести в порядок и отшлифовать несущественное во внешней физической структуре; однако избавиться или хотя бы уменьшить внутренние помехи — совсем другое дело.
   • Нельзя увидеть уличную драку во всей ее полноте, наблюдая ее с точки зрения боксера, кунгфуиста, каратэка, борца, дзюдоиста и т. п. Это можно увидеть ясно лишь тогда, когда не мешает стиль. Тогда вы видите драку без «симпатии» и «антипатии», вы просто видите то, что вы видите — это целое, а не части.
   • «То, что есть» существует только тогда, когда нет соперничества и нет отделенности. Жить с «тем, что есть» — значит быть по-настоящему мирным.
   • Схватка не является чем-то, что диктуется условностями кунг-фу, каратэ или дзю-до. А поиск противоположности какой-либо системе означает вход в другие условности.
   • Последователь Джит Кюн До выходит на бой, чтобы встретиться лицом к лицу с реальностью, а не с кристаллизовавшейся формой. Его эффективное оружие — это оружие «бесформенной формы».
   • Не иметь местопребывания означает, что главный источник всего сущего находится за пределами человеческого понимания, за категориями времени и пространства. Так как такое положение определяет все способы взаимоотношений, то оно называется «отсутствием местопребывания», и его свойства применимы везде.
   • Боец, который нигде не находится, уже не является самим собой. Он двигается, как автомат. Он сам отказался от влияний, идущих вне его каждодневного сознания, которые есть не что иное, как влияния его собственного глубоко спрятанного подсознания, чье присутствие он до этого никогда не чувствовал.
   • Экспрессию нельзя развить через форму, хотя форма есть часть экспрессии. Большее — экспрессия — не находится в меньшем, но меньшее всегда находится внутри большего. «Не иметь формы» не означает быть без формы.
   Наоборот, «неимение формы» происходит от обладания ею. «Отсутствие формы» — это высшая индивидуальная реализация экспрессии.
   • «Отсутствие воспитания» в действительности не означает отсутствия любого воспитания. То, что означает эта фраза, есть воспитание посредством «невоспитания».
   Практиковать воспитание через «воспитание» значит действовать сознательно, следовательно, это будет практика самоутверждающей деятельности, а не воспитательной.
   • Не отвергайте классический подход автоматически, без осмысления. Бойтесь превратить такой подход просто в автоматическую реакцию. Так вы лишь создадите еще одну модель и попадетесь в новую ловушку.
   • Физический предел ведет к одышке и напряжению и лишает возможности действовать точно. Интеллектуальный предел ведет к идеализму, экзотике, уменьшает эффективность действий и искажает действительное восприятие существующей реальности.
   • Многие специалисты боевых искусств ищут «большего», «чего-то другого», не зная, что истина и путь к ней лежат в простых каждодневных движениях. Чаще всего именно здесь они ее и теряют, ведь если тут и есть какой-то секрет, то он бывает упущен в процессе поисков.