Глава 11 Специальный метод МВД

Н.Слиманьский попал на Запад после венгерских событий 1956 года. Он был хорошим приобретением, так как провел много лет в советских органах госбезопасности и хорошо знал их работу. В конце концов, он осел в маленьком колледже штата Айова и стал преподавать там то, что знал лучше всего — борьбу.

Слиманьский был лучшим борцом СССР за последнее десятилетие. Работая в МВД, он не выступал на международных соревнованиях, но ежедневно тренировался. Еще до сих пор говорят, как он победил Мазура, Богдана и четырех других видных тяжеловесов одного за другим. Они были лучшими в мире, а он победил их безо всяких усилий. Слиманьский был настолько силен, что отказывался принимать победу по очкам. Если он не одерживал победу, то считал, что потерпел неудачу. Те немногие, кому удавалось продержаться, были повержены в последующих встречах. Он был очень знаменит.

Я встретился со Слиманьским в маленьком городке в штате Айова в 1957 году. Он был 180см роста и 90кг веса. Мы ели и пили водку. Он говорил по-английски вполне сносно, а мои познания в русском (он был приятно поражен цитатами из Пушкина и Лермонтова) восполняли пробелы.

Мы говорили о борьбе, и он начал описывать самбо. Это — борьба в куртках, объединяющая в себе народные виды борьбы и японское дзюдзюцу. На Олимпиаде 1964 года в Токио он будет состязаться в дзюдо, и я не знаю еще кто победит.

После этого я спросил его еще об одном русском «спортивном увлечении» — о пощечинах. Я слышал, что в 1931 году в Киеве двое друзей выпив водки стали для забавы бить друг друга ладонями по лицу. Сила и частота ударов увеличивалась, но никто не хотел прекращать. Через тридцать часов четвертый по счету судья сказал им: «Это глупо, идите домой». Они так и сделали.

Слиманьский засмеялся. «Действительно», — сказал он, — «соревнования по пощечинам проводятся. Этот инцидент был рекордным по продолжительности очевидно потому, что никто из них не знал, как правильно бить по лицу. Я видел однажды щуплого солдата, который ударил ладонью по лицу здорового уличного драчуна и тот упал без сознания».

Затем Слиманьский рассказал о человеке, которого звали Соботка. Он работал в МВД и обучал борьбе молодых сотрудников. «Помните, давно когда-то был такой американский фильм — `Красный жест’. Вы видели его?» — спросил Слиманьский.

Я сказал, что видел.

«Тогда вы, наверное, помните сержанта Маркова со шрамом, который превратил жизнь во французском иностранном легионе в сущий ад для всех рекрутов. В одном месте кто-то замечает, что его выгнали из МВД за жестокость».

Я вспомнил сюжет. Брайан Донлеви хорошо сыграл свою роль. Я засмеялся.

Слиманьский сказал, что Соботка был живым прототипом Маркова, и что его действительно выгнали из МВД за «сверхусердие».

Соботка как-то показал Слиманьскому способ как ударить человека по лицу один раз так, чтобы сразу все этим и закончилось. Как объяснил Слиманьский, дело состоит в том, что бить нужно ладонью слегка собранной в виде чашки. Если бить с вытянутыми пальцами, то покрывается больше поверхности, теряется концентрация, и главное — теряется та мощь, которая порождается в этом случае. Сила увеличивается, когда мощь исходит от поворота пояса, а не только от руки.

Когда наносится удар, то воздух сжимается возникающей силой и мощь увеличивается. Важно держать большой палец плотно прижатым к указательному. Лицевые нервы даже у опытного боксера не могут этого выдержать.

Аналогичным ударам Фернберн и другие на Западе обучались во время Второй мировой войны. Они направляли свой удар по ушам противника. Из-за вакуума, который при этом образовывался, и тех повреждений, которые могут быть причинены среднему уху, и получается требуемый эффект. Идеалом, естественно, было неслышно подкрасться сзади к часовому и, сделав обе ладони «чашечкой» ударить его по обоим ушам одновременно.

«Русский метод — это почти то же самое», — говорил он. — «Удар по лицу — это просто расширение площади цели. В обоих случаях складывание ладоней „чашечкой“ создает вакуум, усиливающий эффект. В одном случае атакуется среднее ухо, а в другом воздействуют на лицевые нервы».

Вызываемая при этом боль чрезвычайно сильна. Сила проникает глубоко в голову, к центральному узлу лицевых нервов. Этот узел управляет нервами ощущений, которые связаны с глазами, верхней челюстью, нижней челюстью. Когда этот узел получает раздражение в результате удара, то производится серьезная дезорганизация деятельности ряда органов: вы не можете сфокусировать взгляд, пропадает чувство ориентации и часто вы даже теряете сознание. Это бывает из-за боли, аналогичной сумасшедшей безжалостной боли при лицевой невралгии.

Соботка говорил Слиманьскому, что были люди, которых он не мог свалить кулаками, но не было никого, кто бы не спасовал перед его пощечинами. Слиманьский говорил, что Соботке можно верить, и верил. Я тоже верю...