Нгай Синг

Нгай Синг (Ngai Sing)
У каждого поклонника гонконгских боевиков свои любимые актеры, благо что звезд, которые здорово смотрятся в положительных ролях, немало. Но актеров, преуспевших в отрицательных образах, не так уж много. И Нгай Синг среди них – один из самых убедительных. Хотя у него на счету есть и героические роли, лучше всего он смотрится, если нужно изобразить отпетого мерзавца.
Нгай Синг родился 11 августа 1967 года на Тайване, его настоящее имя Чоу Сиу-Лунг. Семья у него была вполне обычная по китайским, но очень большая по европейским меркам – в общей сложности у Синга было восемь братьев и четыре сестры. Отец Нгая ушел из семьи, когда в ней появился последний из этих детей, так что тащить всю ораву на себе пришлось его матери. Прокормить всех она не могла, поэтому некоторые из братьев Нгая в конце концов оказались в приюте.

Заниматься боевыми искусствами будущая звезда начала рано – в шесть лет он уже подрабатывал, и его новые знакомые рассказали ему о кунгфу. Заниматься боевыми искусствами Синг начал очень рано и сразу у четырех учителей (он хотел изучить как можно больше разных стилей), и в двенадцать Нгай перебрался в Тайпей, где впервые оказался на съемочной площадке – пока, правда, всего лишь в качестве каскадера. Несколько лет Нгай работал каскадером и дублером – интересно, что в большинстве своем ему приходилось дублировать женщин. А в возрасте 18 лет Синг впервые получил значительную роль в фильме «Многообещающий парень» (Promising Young Boy, 1987), спродюсировали который Ву Ма и Саммо Хунг. Однако после нее ему пришлось сделать перерыв – его на два года забрали в армию.

По возвращению со службы Нгай отправился в Гонконг, где для молодого атлетичного парня было намного больше возможностей показать себя – к тому же он приглянулся Саммо Хунгу, который обещал ему подыскать что-нибудь интересное. Гонконгский дебют Синга состоялся в боевике под названием «В огонь» (Into the Fire, 1989), продюсером которого стал Саммо Хунг. Интересно, что у Синга была одна из двух главных ролей (его партнером был Чин Сиу-Хо), и роль эта была положительная. Фильм не стал коммерческим хитом, но Саммо принял Синга в свою Ассоциацию Каскадеров, и, соответственно, в свои следующие продюсерские проекты – «Встречи с привидениями 2» (Close Encounters of the Spooky Kind 2, 1989), «Право воровать» (Licence to Steal, 1990) и «Хлыщи против убийц» (Slickers Vs. Killers, 1991). Снимаясь в сцене драки в последнем из этих фильмов, Нгай потерял зуб – его случайно выбил Саммо.

В последующие пару лет Нгай Синг отчаянно боролся за место под солнцем – он снимался, но не так часто, как его более успешные коллеги, и роли, которые ему доверяли, были либо слишком маленькими, либо слишком блеклыми, чтобы он мог проявить себя по-настоящему. Все изменил «Телохранитель из Пекина» (Bodyguard from Beijing, 1994), в котором Синг сыграл роль главного злодея. Сам фильм был скучноват и откровенно вторичен по отношению к голливудскому «Телохранителю» (1992), но финальная схватка между Нгаем и Джетом Ли оказалась выше всяких похвал, а по ходу фильма у Синга было достаточно возможностей покрасоваться своей яркой отрицательной харизмой.

Пару лет после «Телохранителя из Пекина» Нгай был на волне успеха – его активно приглашали в свои проекты самые разные звезды и постановщики. Так, он сыграл со Стивеном Чоу в комедии «Да здравствует судья» (Hail the Judgem 1994), засветился у Вонга Кар-Вая в «Прахе времен» (Ashes of Time, 1994), снялся у Юэня Ву-Пинга в «Красном волке» (Red Wolf, 1995), у Цуй Харка в «Лезвии» (Blade, 1995) и у Саммо Хунга в «К чертовой матери» (Don’t Give a Damn, 1995). Также Синг вновь сыграл с Джетом Ли в боевиках «Мой отец – герой» (My Father is a Hero, 1995) и «Король приключений» (Dr. Wai in Scripture with No Words, 1996), правда, на этот раз роли его были не такими уж большими.

Увы, 1997-й год стал переломным для кинематографа Гонконга. Город отошел Китаю, что вызвало объяснимые потрясения культурного толка, а на улицы выползли видеопираты, в считанные годы оторвавшие у местной киноиндустрии значительный кусок доходов. Чтобы не потерять в деньгах, продюсеры спешно урезали бюджеты, и сильнее всего это сказалось, конечно же, на боевиках – они быстро выродились в откровенный трэш. Пробарахтавшись несколько лет в этом болоте, Нгай принял решение искать счастья за океаном.

Впервые Нгай приехал «на разведку» в Америку в конце 90-х (как говорит он сам, чтобы выучить английский), и это значительно ему помогло – в конце концов он получил ключевую роль в сиквелах «Матрицы» (изначально на нее планировали взять Джета Ли, но актер после долгих раздумий отказался и предложил вместо себя Нгая Синга). К тому моменту Синг сравнительно хорошо говорил по-английски и обзавелся звучным псевдонимом Коллин Чоу, отчасти намекавшим на его внешнее сходство с другим гонконгским экшен-актером, добившимся признания в Голливуде, Робином Шу. Поединки в «Матрицах» ставил его давний знакомый Юэнь Ву-Пинг, однако даже это не помогло ни фильмам, ни Сингу – оба продолжения разочаровали поклонников первого фильма, а Нгая заметили только его давние поклонники. Во многом потому, что его персонаж под говорящим именем Серафим был положительным.

Закрепиться в Голливуде Нгай так и не смог – он поучаствовал в комедии «Американский фьюжн» (American Fusion, 2005), где его партнерами стали Эсай Моралес и Сильвия Чанг, и засветился в не особо успешном боевике «DOA» (2006), основанном на популярной видеоигре. Поняв, что одними Штатами сыт не будешь, Нгай возвращается в Гонконг и участвует там в эпизоде кунгфу-эпика «Бесстрашный» (Fearless, 2006), сыграв отца главного героя (в исполнении Джета Ли) и в фильме «Вспышка» (Flash Point, 2007), который можно назвать его полноценным возвращением в экшен-кино. В этом боевике Нгай сыграл главную отрицательную роль и сделал это потрясающе – его финальный бой с Донни Йеном стал одним из лучших поединков, что были поставлены в Гонконге в новом веке.

В числе его последних работ совместный американо-китайский эпик «Запретное царство» (Forbidden Kingdom, 2008), в котором Нгаю вновь досталась главная отрицательная роль, и гонконгский боевик Бенни Чана «Город в осаде» (City Under Siege), который должен выйти в прокат в следующем году. В нем Синг играет вместе с Аароном Квоком, Хсу Чи и Джеки Ву – компания очень достойная. Нгай окончательно перебрался в Лос-Анджелес, где живет со своей женой – актрисой Вандой Юнг. С ней Синг познакомился еще на заре своей карьеры – он помогал ей и жене Саммо Хунга Мине Годенци освоить боевые искусства для съемок (Мина готовилась к «Она стреляет метко», а Ванда – к «Лысому тигру, толстому дракону»).